Ладожское озеро


О ледниковой теории
Происхождение образований ледниковой формации

Автор: В. Чувардинский
Рецензент: доктор геолого-минералогических наук, профессор Н.Г. Чочиа (Горный институт, Санкт-Петербург).
Источник: Апатиты, 1998. (“Мурмангеолком”, ОАО “Центрально-Кольская экспедиция”). УДК 551.24:551.248:551.4:551.87
Публикуется в сокращении.
Полный вариант в формате PDF (19Mb)

ВВЕДЕНИЕ

Посвящается памяти Ивана Григорьевича Пидопличко (1905-1975) – основоположника теории антигляциализма.

“Процесс научного познания – это почти всегда противостояние меньшинства, а то и одиночек, большинству”.
Академик Г.И.Марчук (1991).

Согласно ледниковой теории, в четвертичный период равнины умеренных широт северного полушария, Балтийский и Канадский щиты неоднократно покрывались мощными (до 3-4 км толщиной) материковыми льдами. Во время максимального оледенения ледниковые покровы занимали 45 млн. км2 территории суши или почти третью часть ее (Зимы нашей планеты, 1982).

Ныне, про прошествии 150 лет со времени создания учения о ледниковом периоде, оно стало незыблемым. На основе ледниковой теории разрабатываются стратиграфические схемы четвертичных отложений, ведется их картирование, составляются палеогеографические, геоморфологические, инженерно-геологические карты.

Смежные науки – зоогеография, ботаническая география, экология, ландшафтоведение – в своей деятельности также руководствуются основными положениями ледниковой теории. Количество научных трудов, доказывающих существование ледникового периода и число публикаций, основанных на методических разработках ледниковой теории, исчисляются сотнями тысяч.

По подсчетам А.В.Лапшина (1988) в анналах ледниковой теории имеется 200 гипотез о причинах ледниковых периодов и число их неуклонно продолжает расти.

50 лет назад с критикой ледниковой теории выступил палеонтолог и палеозоолог Иван Григорьевич Пидопличко (1905-1975). На основе палеозоологических и палеоботанических данных и материалов по четвертичной геологии Европейской части СССР и Западной Сибири он пришел к выводу об отсутствии материковых оледенений равнин умеренных широт в четвертичном периоде (Пидопличко, 1946, 1951, 1954, 1956). Его поддержал П.С.Макеев (Пидопличко, Макеев, 1955).

Антигляциалистическая концепция И.Г.Пидопличко была встречена в ученой среде неприятием, резкой критикой, публичными обвинениями на собраниях и в печати в ”реакционной сущности”, “антинаучности”.

Коллективы ученых Академии наук СССР и некоторых вузов были приведены в движение. Принимались резолюции о “реакционной сущности” и “вредоносности” взглядов И.Г.Пидопличко, о запрете печатания его книг, о чем информировались соответствующие органы.

Вот одно из типичных выступлений на Совещании 13-16 января 1953 г . в Москве, созванном для “разбора взглядов” И.Г.Пидопличко: “Пидопличко не понимает, на какую стройную, подтвержденную миллионами фактов теорию, поднимает он руку ... Вред, приносимый книгами Пидопличко, огромен. Ошибкой была столь длительная безнаказанность сочинений Пидопличко, непростительная терпимость к его домыслам ... Предлагаю формулировки Е.В.Шанцера о реакционной сущности взглядов И.Г.Пидопличко и П.С.Макеева внести в решение данного собрания“ (Ю.К.Ефремов, 1955).

Тем не менее, некоторые зоологи, ботаники и географы поддержали основные выводы И.Г.Пидопличко, привели многочисленные факты, противоречащие теории материковых оледенений (Г.У.Линдберг, П.С.Макеев, В.Н.Васильев, Е.Н.Кондратюк, М.В.Клоков, А.П.Маркевич).

В 50-60-х годах многие геологи и географы пришли к выводу, что Западная Сибирь и северо-восток Европейской части России материковым оледенениям не подвергались. Мощные толщи валунных суглинков накапливались в морских бассейнах, трансгрессировавших на эти равнины в плейстоцене. Разнос валунного материалы осуществлялся припайными льдами и айсбергами (работы А.И.Попова, Г.И.Лазукова, И.Л.Кузина, И.Д.Данилова, Б.Л.Афанасьева, И.Л.Зайонца, Р.Б.Крапивнера, Н.Г.Чочиа, В.Д.Безродного, В.С.Зархидзе, П.П.Генералова).

Это было крупным достижением геологической науки и в значительной мере поколебало устои ледниковой теории. Однако новая концепция в целом мало затрагивала методологию ледниковой теории. Большинство сторонников новой “гляциомаринистической” концепции вполне допускало существование оледенений в горном обрамлении Западной Сибири, на Восточно-Европейской платформе и, почти все – на Балтийском щите. По-прежнему геолого-геоморфологические критерии, лежащие в основе ледниковой теории, оставались практически незыблемыми.

Поэтому нет ничего удивительного, что дискуссия по проблеме оледенения Западной Сибири и Европейского Севера идет с переменным успехом, несмотря на то, что критиками ледниковой теории собран богатейший материал, доказывающий ледово- и ледниково-морское происхождение валунных суглинков этих территорий и структурно-тектонический генезис краевых ледниковых образований.

Более того, “ледниковые” геолого-геоморфологические критерии позволяют расширять площади плейстоценовых оледенений. Так, М.Г.Гросвальд, В.А.Астахов, А.С.Лавров и ряд других ученых выдвинули идею перекрытия шельфа арктических морей мощными покровными ледниками толщиной до 2- 3.5 км . Мало того, утверждается, что центры оледенений находились именно на дне этих морей, а не на горном обрамлении равнин, как это было принято считать, и как, соответственно этому, на картах и схемах располагались пояса конечных морен, перемещались отторженцы и валуны, ориентировались пологие склоны бараньих лбов. С утверждением новых морских центров оледенений (Баренцевоморского и Карскоморского) изменилась и прежняя ориентировка ледниковых образований и направление переноса валунов. На схемах, составленных Гросвальдом (1983, 1988) для Западной Сибири, в плановом расположении конечных морен появилась дугообразность с ориентировкой вогнутой стороны навстречу движению Карского ледника. Необычайно увеличена протяженность конечных морен – теперь они тянутся несколькими сплошными поясами через всю Западную Сибирь.

И даже некоторые бараньи лбы своим пологим изборожденным лбом оказались обращенными навстречу движению нового ледника. Такие нашлись в горах Бырранга и на о.Диксон (В.И.Астахов, 1978).

“Ледниковые” критерии позволили Е.И.Селиванову (1984) установить наличие плейстоценового оледенения даже в пустыне Кара-Кум. Известно, что акад. В.Р.Вильямс неоднократно высказывал идеи о плейстоценовом оледенении Крыма. Не поддержанные в свое время, они нашли воплощение в статье В.Г.Ена, Н.И.Лысенко, А.Г.Кузнецова (1985), которые на основе ледниковой методологии доказывают покровное оледенение Горного Крыма.

Признаки, разработанные на примере следов четвертичных оледенений, широко применяются для реконструкции покровных оледенений и более древних эпох. Сенсационным стало установление в Африке, кроме пермско-карбонового, еще одного покровного оледенения – ордовикского. В пустыне Сахара были выявлены ленточные глины, а на обнажениях ордовикских песчаников – штриховка, бараньи лбы, серповидные выемки, исполиновы котлы (выточенные по мнению исследователей ледниковыми водами). Это дало основание считать, что огромный ледниковый щит покрывал Сахару, Алжир, Ливию, Марокко, Тунис и часть Египта (Фейрбридж, 1982). И хотя такие выводы находятся в явном противоречии с палентологическими данными – в осадках ассоциирующихся с ленточными глинами и в самих ленточных глинах выявлены остатки тепловодных ископаемых (трилобитов, брахиопод и др.), геолого-геоморфологические “ледниковые” критерии оказались определяющими.

Главной задачей настоящей работы являлось установление генезиса “ледникового” рельефа и “ледниковых” отложений, особенно тех образований, которые относятся к категории наиболее важных критериев, являются методологической основой учения о ледниковом периоде.

В связи с определяющим значением форм экзарационного рельефа для установления “несомненных и ярких” следов четвертичных и более древних оледенений, а также в связи с тем, что даже “маринисты” не видели альтернативы их ледниковому генезису, автор в своих полевых исследованиях уделял особое внимание изучению этих типов рельефа. В первую очередь это относится к таким хрестоматийным формам ледниково-экзарационного рельефа как полировка и штриховка скальных пород, бараньи лбы и курчавые скалы, фиорды и шхерный рельеф, “экзарационные” озерные котловины, а также эворзионные котлы вытачивания, серповидные выемки.

С целью установления механизма их формирования, автор провел многолетние исследования на Кольском п-ове, в Карелии, Ленинградской области (Карельский перешеек), в Казахстане (район оз.Балхаш), на Кавказе, в Крыму. При этом наиболее детальные исследования проводились в районах наиболее типичного, эталонного развития этого рельефа (шхерные, фиордовые берега Белого и Баренцева морей, Ладожского и Онежского озер).

Второй важной задачей являлось изучение “аккумулятивно-ледниковых” и структурных (“гляциотектонических”) типов и групп рельефа и установление их генезиса. Эти типы рельефа (озы, камы, краевые образования, “гляциодислокации”, отторженцы) изучались автором на территории восточной части Балтийского щита, в Западной Сибири, в Белоруссии, на Печоре. Решению этих сложных вопросов способствовал огромный фактический материал, собранный многими учеными, исследовательскими коллективами. Из наиболее ценных опубликованных материалов необходимо отметить исследования П.П.Генералова, Г.И.Горецкого, Э.А.Левкова, Р.Б.Крапивнера, И.Л.Кузина, В.А.Голубева, И.Л.Зайонца, Н.Г.Чочиа.

Третьей задачей являлось изучение валунных отложений, способов их формирования. Особое внимание уделялось вопросам генезиса “донной морены”, происхождению эрратических валунов, механизму формирования конусов рассеивания валунов (в том числе рудных валунов). Здесь, наряду с оригинальным материалом по восточной части Балтийского щита, тоже широко привлекались опубликованные данные. Особо ценные материалы, как представляется автору, содержатся в монографиях Ю.А.Лаврушина (1969, 1976), Е.В.Рухиной (1973), Г.С.Бискэ (1959), А.А.Кагана и М.А.Солодухина (1971), в коллективной работе “Кристаллические руководящие валуны Прибалтики” (Х.Вийдинг и др., 1971), в публикациях финских геологов.

Важное значение для познания проблемы оледенений имеет изучение современных гляциальных и ледово-морских процессов. Ледниковые процессы изучались автором на Северном Кавказе (ледники Алибек и Аманауз), а явления захвата и разноса валунного материала припайными льдами – в Белом и, отчасти, Азовском морях. Широко использовались опубликованные данные по современному материковому и горно-долинному оледенению, а также работы таких крупных гляциологов как П.А.Шумский, У.Патерсон, У.Бадд, И.А.Зотиков, Л.Ллибутри, С.В.Калесник.

Основываясь на данных последних десятилетий, можно сказать, что четвертичный период был не ледниковым, а тектоническим периодом. В этом периоде имела место (и продолжается ныне) тектоническая активизация платформ, открытых к Северному Ледовитому океану, произошли крупные нарушения в фундаменте и чехле, с образованием многочисленных отторженцев и дислокаций, надразломных структур сжатия (“конечно-моренных поясов”). Широкое развитие неотектонические процессы получили на Балтийском и Канадском щитах. Поэтому изучению разломно-тектонических явлений, доказательствам тектонического происхождения экзарационного и других типов “ледникового” рельефа автор посвятил не менее 15 лет (исследования велись, главным образом, в Карело-Кольском регионе).

Автор глубоко признателен руководству “Мурмангеолкома” и Центрально-Кольской экспедиции А.В.Лебедеву, О.Я. Даркшевичу, В.П. Дубягину, В.А. Чапину, Н.В. Пакулиной за содействие в работе и издании монографии. Весьма благодарен он профессору Н.Г. Чочиа и главному специалисту по геологической съемке В.В. Паничеву, взявших на себя труд рецензирования книги.

Содержание