Ладожское озеро


Последнее великое оледенение территории СССР

Автор: М. Гросвальд
Источник: альманах «Науки о Земле», 10/1989.
Публикуется в незначительном сокращении.
Полный вариант в формате PDF (1.5Mb)
Полный вариант в формате DJVU (3.5Mb)

Содержание

Введение
Ледниковые периоды и эпохи
Как реконструируют древние оледенения
Границы евразийского ледникового покрова
Полярные ледниковые покровы
Ледниковые покровы северо-востока Евразии
Погребенные остатки ледниковых покровов
Рельеф щитов рисуют компьютеры
Горно-ледниковые комплексы
Приледниковые озера, системы стока талых вод
Заключение

Погребенные остатки ледниковых покровов

Судя по исследованиям последних лет, на равнинах севера Сибири распространены пластовые залежи подземного льда. География их находок быстро расширяется. Помимо Новосибирских островов, она теперь включает весь север Западной Сибири, Таймыр, бассейн Котуя и прибрежные низменности севера Якутии и Чукотки. Еще недавно думали, что такие льды – явление уникальное, весьма редкое, сегодняшний же опыт учит: не менее половины скважин, которые мы решили бы заложить на низких водоразделах названных областей, непременно встретят пластовые льды.

Происхождение подобных льдов долго считалось дискуссионным, споры на этот счет не утихли до сих пор. Однако изучение их структурных особенностей, состава и условий залегания, а также взаимоотношений с толщами морены позволило Ф. А. Каплянской и В. Д. Тарноградскому доказать, что основная масса пластовых льдов – суть нерастаявшие остатки ледниковых покровов. Это стало особенно очевидным, когда к их исследованию привлекли изотопно-кислородный метод.

Решающую роль здесь сыграли работы на Ледяной горе (в долине Енисея у Полярного круга), в дельте реки Маккензии и на острове Виктория в Канадской Арктике. Между прочим, и на северной окраине Чукотского полуострова, на Ванкаремской низменности, московский геолог С. А. Лаухин при бурении обнаружил погребенные глетчерные льды, которые включают штрихованные валуны-ледогранники и перекрыты мореной.

В общем, все более утверждается мнение, что подземные льды пластового типа – отнюдь не свидетельство особого, подземного, оледенения, представляющего некую «сибирскую альтернативу» материковым ледниковым покровам, как утверждали противники взглядов Толля. В них теперь видят реликты ледниковых покровов. Такие реликты должны сохраняться всюду, где покровное оледенение «накладывалось» на многолетнемерзлые грунты, которые остаются мерзлыми и поныне.

Сейчас можно утверждать: в Сибири существует величайшее в мире поле, где под плащом скованных мерзлотой суглинков и торфа сохранены остатки плейстоценовых ледников. Судя по результатам бурения, отдельные тела пластовых льдов имеют площади в десятки квадратных километров и значительные, до 40— 60 метров, мощности. А суммарный объем остаточного глетчерного льда Северной Евразии, по моим оценкам, близок к 10 тысячам кубических километров.

Это примерно в 100 раз больше общего объема подземного льда всех остальных типов – сегрегационного, инъекционного, повторножильного, льда-цемента. И почти столько же, сколько сосредоточено во всех ледниках, существующих сейчас на территории СССР, в том числе в Советской Арктике.

Возникает вопрос: каковы же механизмы захоронения столь больших масс природного льда? По-видимому, их было несколько. Какая-то их часть погребалась, как в районе Новосибирских островов, под пластинами мерзлых пород в ходе гляциотектонической переработки осадочного чехла. Возможно, что так, путем захоронения льда под надвинутыми пластинами мерзлых пород, возникли и эфемерные острова Семеновский и Васильевский, которые были затем «съедены» термоабразией моря Лаптевых.

Другой механизм захоронения ледниковых реликтов – их быстрое погребение под озерно-болотными осадками с последующим промерзанием. Ведь к южному краю Карского и Восточносибирского щитов примыкали подпрудные озера, а деградация оледенения сопровождалась наступлением этих озер на север и затоплением останцов придонного льда, которые обычно перегружены включенной мореной, а потому неспособны к всплыванию.

На первых порах затопление ускоряло таяние, однако после образования достаточно толстого слоя абляционной (т. е. вытаявшей из льда) морены и озерных осадков оно прекращалось. Физическая реальность данного механизма подтверждается наблюдениями у берегов Аляски. Там, на участке прибрежного мелководья, примыкающем к конечной морене гигантского ледника Беринга, недавно выявлена подводная залежь пластового льда площадью около 20 квадратных километров. Установлено даже, что под тонким слоем морских осадков лед неравномерно протаивает и на нем идет образование камовых холмов и термокарстовых западин.

Легко представить, сколь ценным объектом специальных гляциологических исследований могут стать погребенные остатки Евразийского ледникового покрова. Это ведь «живой» плейстоценовый лед, с прижизненно включенной в него мореной! Но сейчас нам важнее другое: поля подземного льда этого типа подтверждают выводы о широком распространении покровного оледенения, служат дополнительным аргументом в пользу правильности его границ, показанных на приведенных здесь картах. И теперь с полным правом...