Ладожское озеро


К неотектонике Ладожской депрессии

Автор: А. Никонов
Источник: Тектоника Неогея: общие и региональные аспекты. Материалы XXXIV Тектонического совещания. Том2. М.: ГЕОС. 2001.

Ладожская депрессия на юго-восточной периферии Балтийского щита, занятая большей частью Ладожским озером, хорошо выделяется морфологически и гипсометрически. На фоне общей, со сравнительно пологими бортами, впадины особенно выделяются контрастным рельефом узкие, по несколько километров шириной, вытянутые с северо-запада на юго-восток впадины глубиной до 140 и 230 м (ниже уровня моря) в северной части депрессии. Окаймляющие впадину с юго-запада и северо-востока разломы протерозойского возраста показаны на многих геологических картах. Ряд авторов (Ю.И. Сыстра, А.П. Светов и др.) представляют поверхность кристаллического фундамента во впадине как систему параллельных продольных горстов и грабенов, что подтверждено результатами бурения на юго-восточном краю впадины [Тихомиров и Яновский, 1970].

Согласно буровым данным, по разломам смещены и породы венда [Кабаков и Скопенко, 1998]. Отсутствие фанерозойских отложений на дне Ладожской впадины скорее может быть понято при допущении их размыва до начала неотектонического этапа, чем за счет позднейшей денудации, так как иначе они могли бы сохраниться в узких полосовых понижениях. Иными словами, возникновение узких горстов и грабенов, даже если отвлечься от их ясной морфологии, скорее всего, следует приписывать движениям неотектонического этапа.

Представления о неотектонической активности всего Балтийского щита (с миоцена) высказывались на основании косвенных признаков многократно (И. Седергольм, И. Айлио, Б.Ф. Земляков, Г.С. Бискэ, Н.И. Николаев, А.Д. Лукашов и др.). В частности, котловина Ладожского озера рассматривалась как новейшая грабенообразная структура, наложенная на древнюю рифейскую грабен-синклиналь. Помимо чисто морфологических признаков молодой активности – узких грабенообразных форм северо-западного протяжения – теперь имеются и примечательные геофизические и геологические наблюдения.

Так, к северу от о-ва Коневец, в узкой полосе, глубины озера достигают 140 м (против 50 м в окрестностях). На сейсмограммах непрерывного сейсмического профилирования здесь выделяются «весьма специфической волновой картиной» реликтовые отложения проблематичного возраста, залегающие на рифейских песчаниках []. Встает вопрос о возможности сохранения на дне Ладожского озера остатков палеозойского осадочного чехла, сохранившихся в относительно молодом узком грабене. Это не представляется невозможным в свете недавних находок нижнекембрийских и ордовикских пород в обломках и валунах на 40- 130 км к северу от современной границы коренного залегания этих пород на глинте [Малаховский и Амантов, 1991; Амантов и Спиридонов, 1989].

Признаки крупного молодого опускания полосы северо-западного простирания на дне озера можно видеть в несоответствии террасовых уровней на о-ве Коневец и на западном берегу озера напротив него (наблюдения автора). На острове наивысшие уровни 28-30 и 26 м сложены толщей типичных позднеледниковых неслоистых глин, тогда как на прилежащей Приладожской равнине в целом уровни позднеледникового Балтийского озера располагаются на высотах 50-70 и до 100-110 м на Карельском перешейке. Это позволяет говорить об относительном опускании дна озера вблизи о-ва Коневец по сравнению с прибрежной материковой полосой на десятки метров в период около 14-10 тыс. лет назад. Дифференцированные блоковые движения в том же временном интервале и с такими же амплитудами отмечались и на севере Карельского перешейка [Ладышкина и др., 1977].

Существует и другая точка зрения о том, что дифференцированных тектонических движений в Приладожье не было, начиная с венда, а единственным фактором создания современной озерной котловины служило ледниковое выпахивание [История…, 1990]. При господстве ледниковой экзарации в формировании озерной впадины мощность четвертичных отложений от водоразделов к берегам озера должна была бы возрастать, но буровые данные на западном и восточном побережьях свидетельствуют об обратном. Так, на западном берегу у пос. Денисово из общей мощности четвертичных отложений 100 м половина залегает ниже уровня озера!

Противоречит представлениям о господстве экзарационной деятельности ледникового покрова в котловине и нахождение на западном и восточном берегах озера в целом ряде скважин под мореной последнего оледенения мгинских межледниковых и предшествующих ледниковых отложений мощностью в десятки метров. Показательно, что нижняя и местами верхняя границы этих отложений резко, в интервале нескольких километров между соседними скважинами, в отличие от скважин к западу и востоку, погружаются в сторону озерной котловины так, что трудно обойтись без предположения об их нарушении сбросовыми разрывами на 10- 15 м или более. Эти нарушения возникли позднее, чем 150 тыс. лет назад.

Нарушения позднеледниковых отложений неоднократно отмечались как на дне озера, так и на его северных и западных берегах. Специальное геофизическое профилирование с помощью геолокатора и современного непрерывного эхозондирования по субширотным профилям севернее и южнее Валаамского архипелага, в частности на траверсе г. Приозерска, установило несколько вертикальных разрывов слоистой толщи поздне- и даже послеледниковых отложений со ступенчатыми смещениями на величину 20- 30 м [Амантов и Спиридонов, 1989].

При тщательном обследовании нескольких морфологически весьма отчетливо выраженных уступов на берегах Ладоги вблизи городов Приозерск и Сортавала автор обнаружил не только геоморфологические, но также геологические (в виде разрывов оглаженных льдом уступчиков в зонах дробления кристаллических пород и свежих зеркал скольжения со штрихами) свидетельства, а также деформации сжатия и растяжения в прилегающих к уступам частях разрезов позднеледниковых отложений.

Более того, на северном берегу Ладоги южнее пос. Сортавала обнаружены ясные признаки свежего подновления скальных уступов и стенок, местами с образованием рвов, так что смещения крыльев составляют от нескольких десятков сантиметров до 1,5- 2 м (локально), причем опущены обращенные к озеру крылья. По соотношению с уровнями и террасовыми отложениями Ладожских трансгрессий (4-2 тыс. лет назад) возраст этих дизъюнктивных нарушений определяется как позднеголоценовый, а происхождение – как сейсмотектоническое. Такие же точно нарушения хорошо известны теперь в разных частях Балтийского щита в пределах Швеции и Финляндии (Р. Кьянсуу, Р. Лагербек, Н. Мернер и др.).

Все вышеприведенные случаи разрывных нарушений в коренных породах и четвертичных отложениях характеризуют смещения по линиям северо-западного, редко субмеридионального протяжения в соответствии с основными закартированными разрывами пострифейского возраста в фундаменте. Однако, кроме того, на северных берегах Ладожского озера по наклону древнебереговых линий давно уже выделена И. Доннером и подтверждена Т. Янтуненом зона флексурообразного перегиба земной коры северо-восточного протяжения с наклоном с северо-запада на юго-восток, т. е. в сторону Ладожской котловины. Ряд ярко выраженных, несомненно весьма молодых уступов, параллельно или кулисно вытянутых в том же направлении, выделяются на крупномасштабных аэрофотоснимках в северо-западной части Приладожья.

При отрывочности доступных данных нельзя все же не обратить внимания на их согласованность между собой (прямых и косвенных, на берегах и на дне, для древних и более молодых структур, признаков морфологических, структурных и четвертично-геологических). Это обстоятельство и фиксация геологически современных разрывов не должны оставлять сомнений в том, что во всяком случае в течение четвертичного периода многие разрывные структуры по бортам и на дне Ладожской котловины испытывали активизацию, что привело к увеличению контрастности рельефа, главным образом в северной части депрессии, включая и ее дно.

Этот процесс несомненно усиливался в период (периоды) дегляциации, при быстром снятии ледниковой нагрузки 14-10 тыс. лет назад. Активизация отдельных разрывов на северо-западе и севере депрессии продолжалась и позднее, вплоть до последних тысяч лет, главным образом, по-видимому, в виде импульсных тектонических подвижек в связи с сильными землетрясениями.

Литература:
1. Тихомиров С.Н., Яновский А.С. Новые данные о докембрии юго-восточного Приладожья // ДАН СССР. 1970. Т 194, № 3. С.660-664.
2. Кабаков Л.Г., Скопенко Н.Ф. Оценка геодинамического состояния территории Ленинградской области // Разведка и охрана недр. 1998. № 7-8. С.32-35.
3. Малаховский Д.Б., Амантов А.В. Геолого-геоморфологические аномалии на севере Европы // Геоморфология. 1991. № 1. С.85-95
4. Амантов А.В., Спиридонов М.А. Геология Ладожского озера // Сов. геология. 1989. № 4. С.83-86.
5. Ладышкина Т.Е., Салтыкова В.Ф., Усикова Т.В. Поздне- и послеледниковые отложения на севере Карельского перешейка // Стратиграфия и палеогеография четвертичного периода Севера Европейской части СССР. Петрозаводск, 1977. С.97 – 103.
6. История Ладожского, Онежского, Псковско-Чудского озер, Байкала и Ханки. Л.: Наука, 1990. 280 с.