Ладожское озеро


Топонимика Приладожья

Автор: Н. Мамонтова, научный сотрудник сектора литературы и истории Карельского филиала АН СССР, кандидат филологических наук.
Источник: материал предоставлен Сергеем Братищенко.

Оглавление:
1. Общие сведения
2. Разбор версий происхождения названий Ладога и Сортавала
3. Словарик основных топонимов Приладожья

1. Общие сведения

Необычайно поэтична и многократно воспета по своей красоте природа Приладожья. Своеобразны и здешние географические названия или иначе топонимы. Стоит только вслушаться в них: Ладога, Валаам, Лахденпохья, Куркиёки, Сортавала, Питкяранта, Хийтола, Хелюля и т. д.

Географические названия Приладожья разновременны и разноязычны, они свидетельствуют о сложной истории заселения этого края, его пестром этническом составе.

На территории Карелии издавна мирно уживались и первые из известных нам жителей нашего края – саамы (лопь, лопари), и постепенно оттеснившие их к северу, на Кольский полуостров, прибалто-финны (предки современных карел, вепсов, финнов). С первых веков II тысячелетия – (IX-ХI вв.) бок о бок с ними стали селиться русские. Все это находит отражение в топонимике Карелии в целом и Северного Приладожья в частности.

И все же в топонимическом отношении этот край сильно отличается от других районов нашей республики, и тому есть свои причины. Да, здесь можно встретить русские по происхождению названия, – как более древние: Коневец, Сердоболь; так и довольно поздние, например, названия населенных пунктов: поселки Красная Горка, Заозерный и некоторые другие.

Однако нельзя не обратить внимания на то, что русские названия здесь все-таки крайне редки по сравнению со всеми другими районами Карелии, и особенно теми, что расположены на северо-востоке (Беломорье, Заонежье, Пудож), где русские топонимы составляют едва ли не половину, а местами и более половины всех названий. И в целом топонимия Северного Приладожья подверглась русскому влиянию в гораздо меньшей степени, чем остальные районы Карелии, в том числе с преобладающим (или с преобладавшим до недавнего времени) карельским или вепсским населением.

Она до сих пор сохраняет явную финскую огласовку: не происходит традиционного, возникшего на русской почве или же под русским влиянием в карельском (его южных диалектах) и в вепсском языках озвончения глухих согласных, а также отсутствует ряд других особенностей.

Сравните, например названия Северного Приладожья и тех районов, где русское влияние было более сильным и более длительным: Хаапалампи и Ламбинаволок или Габозеро, Хийденселькя и Мяндусельга, Метсямикли и Метчелица, Куркиёки и Кургеницы, Кипронмяки и Кибойла или Сармяги, Рауталахти и Равдусуо, Питкяранта и Рандозеро, Лахденпохья и Кондопога, Леппясюрья и Сюрьга и т. д.

Как известно, Северо-Западное Приладожье в тысячелетии являлось местом обитания корелы и входило в состав новгородских земель. Проживая на порубежной земле, карелы оказались втянутыми в многовековую борьбу между Швецией, немецкими орденами и Новгородом. Не единожды на протяжении XII и XVII веков их селения подвергались разрушению, а сами они погибали в жестокой борьбе с иноземцами или были вынуждены покидать свои родные места и переселяться в глубь России.

Когда Корельский уезд (Корела – ныне Приозерск) находился под властью шведов, здесь проводилось насильственное обращение православных карел в лютеранство. В ответ на усиление иноземного феодального, национального и религиозного угнетения местное население Приладожья предприняло массовый уход на новые земли Русского государства.

Опустевшую территорию в свою очередь, осваивало финское крестьянство. Уже в XVI веке карелы сохранялись в небольшом количестве в виде "островков" среди лютеранского финского населения только в северной части Корельского уезда в приходах Салми, Суоярви, а также в окрестностях Сортавалы и Сустамо.

Освобождение Приладожью от шведского владычества принесла победа России под руководством Петра I в Северной войне в 1721 году. Вначале эти земли входили в состав Выборгской губернии, а с 1811 года, после присоединения Финляндии к России, были переданы Великому княжеству Финляндскому, входившему в состав Российской империи.

С момента признания независимости Финляндии Советским правительством (31 декабря 1917 года) Северо-Западное Приладожье являлось собственностью Финляндии вплоть до 1940 года, когда по мирному договору (после военных действий 1939-1940гг.) между Финляндией и Советским Союзом большая часть этих земель была включена в состав Карелии, правда ненадолго.

Началась Великая Отечественная война, и в 1941 году эта территория оказалась вновь оккупированной. Лишь в 1944 году в результате полной капитуляции Финляндии во второй мировой войне многострадальная приладожская земля окончательно стала советской территорией. Сейчас здесь проживают представители различных национальностей.

Что касается топонимии Северо-Западного Приладожья, то, как ни странно, она оказалась довольно устойчивой. Многие названия существуют уже не одно столетие. Дело очевидно в том, что карельские по происхождению названия мест легко усваивались финским населением, так как карельский и финский языки близко родственны, чего не скажешь, например, о русском языке – языке совершенно другой системы, другой языковой семьи.

Названия прибалтийско-финского происхождения при передаче на русский язык в далеком историческом прошлом довольно сильно искажались, иногда до неузнаваемости. Вот как, например, передавались по-русски в источниках XVII-XVIII веков названия: Имбилакша (Импилахти), Питкаранда (Питкяранта), Гелюла, (Хелюля), Вярчела (Вяртсиля) и т. д.

Современное написание названий на русском языке максимально приближено к их звучанию, так как согласно требованиям времени иноязычные названия при передаче на русский язык транслитерируются, т. е. передаются по принципу: от буквы к букве. Поскольку источником заимствования являлись финские формы, постольку сохранилось финское звучание местных топонимов Приладожья при передаче их на русский язык.

Естественно, для прибывших сюда на проживание людей других (не прибалтийско-финских) народностей местные названия выглядят необычными, чуждыми. Их употребление на первых порах даже, возможно, несколько затруднительно, тем более что и смысл многих из них непонятен, а все непонятное, как известно, усваивается хуже. Но это не значит, однако, что все здесь надобно переименовывать и отказываться от употребления этих старых топонимов, заменяя их более привычными и зачастую довольно безликими, многократно повторяющимися типа: Светлогорск, Сосновый Бор, озеро Голубое, река Быстрая и т. п.

Именно такому массовому переименованию подверглась топонимия Карельского перешейка (Ленинградская область), о чем сейчас приходится только сожалеть. Целый пласт истории одним росчерком был безжалостно уничтожен. На месте прежних названий на картах появились новые, придуманные зачастую искусственно, никак не отражающие местных особенностей этого края, его природных условий, жизни и быта его обитателей в прошлом. Следует ли нам повторять такие ошибки?

Думается, для большинства жителей Северного Приладожья привычными и родными стали древние названия. Нужно понимать их, помнить и беречь. Кстати, повсюду сейчас много говорят и пишут о необходимости сохранения и возврата прежних названий мест, особенно тех, с которыми обошлись в свое время небрежно, бестактно. Обратные переименования дорого обходятся государству, но затраты по сохранению этих своеобразных свидетелей истории оправданы тем, что пока они существуют – не прерывается искусственно связь времен, не вычеркивается из нашей памяти многовековая история того или иного региона нашей страны.

Географические названия почти никогда не бывают бессмысленным набором звуков, они порой становятся таковыми, если со временем утрачивается тот смысл, который был вложен в них при их появлении и поиск которого является одной из задач топонимики – науки, занимающейся изучением географических названий.

Итак, о чем же могут поведать нам топонимы края? Прежде всего заметим, что большинство названий прибалтийско-финского происхождения созданы по одной довольно четкой модели. Они, как правило, состоят из двух компонентов: основного географического термина, обозначающего вид называемого объекта, и определения к нему, которое выражается не только именем прилагательным, но даже чаще – именем существительным в именительном или родительном падежах.

Иначе говоря, в качестве второго компонента сложных топонимов выступают такие слова, как ёки – "река", ярви – "озеро" оя – "ручей", лампи – "небольшое лесное (обычно непроточное) озеро", лахти – "залив", салми – "пролив", коски – "порог в реке", кангас – "бор (обычно сосновый)", ваара – "гора, покрытая лесом", мяки – "гора", кюля – "деревня" и т. д.

Определяющая первая часть топонима может содержать сведения о наличии каких либо полезных ископаемых (так о наличии железа говорят названия Рауталахти – в переводе "железный залив", Раутакангас – "железный бор") о растительности (Хаапалампи – "осиновое озеро", ламба, т. е. озеро среди зарослей осины, а возможно, зарослей и не было, а росла одна-единственная осина, но очень примечательная или своей толщиной, или какими-то другими свойствами), о животном мире края (Контиолахти – "медвежий залив". Янисъярви – "заячье озеро". Куконваара – буквально "петуха гора", или проще "петушиная гора": Кукко (родительный падеж Кукон) – петух).

В названиях запечатлеваются некоторые особенности жизни и быта, хозяйственной деятельности человека. Так, возле порога под названием Саханкоски, очевидно находилась лесопилка (саха – "пила"), а название Отраккала, как считает финский топонимист В. Ниссиля, связано с возделыванием определенной сельскохозяйственной культуры (oтpa – "ячмень").

Отдельные здания, сооружения, постройки служили хорошими ориентирами на местности, особыми приметами, отличающими один объект от других, ему подобных: Киркколахти – это залив с церковью на берегу (киркко – "церковь"), Мюллюкюля – "мельничная деревня". Название Пирттипохья состоит из двух слов: пиртти – "изба, избушка" и похъя – "дно, конец залива (его самая узкая часть)". О местоположении объекта сообщает и топоним Лахденкюля – буквально "залива деревня", т. е. деревня, расположенная не на горе, не возле реки, а именно на берегу залива. Для сравнения: Лахденпохья – в переводе "конец залива" (вначале так называли местечко, где затем возникло поселение под этим названием).

В топонимах фиксируются определенные свойства и качества объектов, например, Уусикюля – "новая деревня", Кирьявалахти – "пестрый залив", Туоксъярви – "благоухающее озеро" (туоксу – "аромат, благоухание, приятный запах"), Нукутталахти на острове Риеккалансаари – "усыплюящий (убаюкивающий, клонящий ко сну) залив". Тарулинна в переводе – сказочная (мифическая, легендарная) крепость (или город)".

Конечно, истинные причины, мотивировка возникновения многих названий, стихийно возникших в давние времена, от нас скрыты. Мы можем о них только догадываться, основываясь на многих других свидетельствах функционирующей живой топонимической системы. Очень могло бы помочь в их выяснении (хотя, конечно далеко не всегда) изучение всех имеющихся в наличии письменных и рукописных источников, архивных материалов, относящихся именно к этому региону. И тут видится большое поле деятельности для энтузиастов-краеведов.

Несколько слов о топонимах, в основе которых лежат антропонимы (имена, фамилии, прозвища) местных жителей, первопоселенцев, владельцев или основателей тех или иных поименованных объектов. Антропонимические названия мест составляют большой пласт в топонимии любого языка. Не являются исключением в этом отношении и прибалтийско-финские. Имена-прозвища, от которых образовались затем наши современные фамилии, очень разнообразны.

Среди них имеются как древние прибалтийско-финские (дохристианские), так и более поздние, пришедшие вместе с религией, усвоенные и переработанные карелами и финнами согласно нормам своих языков. Так, по мнению В. Ниссиля, в основе названия Лавиярви лежит личное имя Лави, Лавикка, производное от финского Олави.

Топоним Токкарлахти (на острове Риеккалансаари) восходит к имени-прозвищу Токкари (из русского "токарь". Сравни распространенную фамилию Токарев).

Ниемелянхови – в переводе "двор" (усадьба, поместье) от человека по прозвищу-фамилии Ниемеля (от ниеми – "мыс, полуостров"). Сравни финские фамилии Коскела (коски – "порог"), Ояла (оя – "ручей") и т. д.

В основе топонима Хотинлахти, как считает В. Ниссиля, находится слово хотти (родительный падеж – хотин) – "маленькая рыбка, рыбешка". Но он же отмечает распространение у карел личного имени православного происхождения Хоти, Хотти, Хотей (рус. Фотий). Название Кеккоселькя можно сопоставить с распространенной у финнов фамилией Кекконен.

Среди топонимов прибалтийско-финского происхождения встречаются, помимо сложных, и простые по форме названия мест, состоящие не из двух слов, объединенных в одно целое, а из одного (с суффиксами или без них), например: Суйстамо (суйстамо – "дельта"), Кааламо – "брод"), Тайпале (тайпале – "путь, расстояние, перешеек"), Вуорио (вуорио – "гора"), Рантуз (ранта – "берег"). Возможно, первоначально эти и им подобные топонимы тоже были сложными, но в процессе их употребления один из компонентов (определение или определяемое) мог выпасть.

С другой стороны, если объект был единственным в своем роде на ограниченной небольшой территории, названием ему могло служить обозначавшее его нарицательное существительное – термин (берег, гора), а уж все другие объекты этого рода получали определения-характеристики (долгий берег – Питкяранта, большая гора – Сууримяки).

Довольно много среди простых названий мест тех, что были образованы от антропонимов, например, Яккима (прежнее название – Яккиманваара) происходит от личного имени Яккима (русское Яким, Аким, Иаким, Иоаким). Такого же антропонимического происхождения являются, видимо, названия поселений. Вяртсиля, Пуйккола, Партала, Рускеала, (возможно и Отраккала) и некоторые другие, оканчивающиеся на так называемый "локативный" (т. е. местный) суффикс – ла, который обычно присоединялся к личным именам и прозвищам, обозначая место проживания названного человека.

Древние имена, от которых затем образовались современные фамилии, были очень интересны и для нас необычны. Так, в основе топонима Вяртсиля лежит, по мнению В. Ниссиля, личное имя Вяртси (вяртси – "мешок, куль": так могли назвать неповоротливого, вялого человека). Название Рускеала можно связать с фамилией Рускеала, Рускеайнен (от рускеа – "коричневый": цвет кожи, волос), которая отмечена в Приладожье в документах XVIII века. Однако немало топонимов с основой "рускеа", данных объектам за их цвет (почва, камни, скалы красновато-кирпичного цвета. Тогда Рускеала – Красная земля).

Довольно распространенной была у финнов и карел фамилии Партала, Партанен, соответствующая не менее распространенной у русских фамилии Бородин (парта – "борода"). Отсюда, вероятно, и топоним Партала. Название Пуйккола, возможно, происходит от фамилии (прозвища) Пуйкко, Пуйкконен (пуйкко – "щепка, заноза, спица", Сравни русские фамилии Спицын, Щепкин, Занозин). Думается, что от антропонимов образованы и другие топонимы на – ля, которые пока еще не расшифрованы: Хелюля, Хюмпеля, Реускула и т. д.

Круг топонимов, не объяснимых при помощи живых прибалтийско-финских и саамского языка – наука очень молодая, на наших глазах складывающаяся. Есть надежда, что дальнейшие исследования топонимии Карелии и сопредельных с ней областей с учетом достижений других отраслей знаний принесут свои результаты.

А пока… Пока современным жителям Приладожья, в том числе и Северного, следует привыкнуть к его названиям, постараться усвоить их без искажений, переделок и даже гордиться ими, их неповторимостью, тем, что у этих топонимов нет многочисленных, а потому в общем-то безликих тезок на карте Советского Союза.

Это, в конце концов, так облегчает работу почты, различных служб и ведомств. Наши названия хорошо выполняют свое основное предназначение – служить адресом – даже и поэтому стоит отнестись со всем вниманием и даже благодарностью за них нашим далеким предкам. Следует помнить о том, что перед нами не просто слова, а продукт творчества народа, такое же его духовное богатство как, например, песни, сказки, загадки, былины. Бережное отношение к топонимам – показатель нашей культуры.

2. Ладога, Сортавала...

Присвоение имён местным частям ландшафта началось ещё в древние времена... Лингвисты утверждают, что в названиях некоторых озёр, рек, гор и лесов "слышатся" саамские слова – саамы заселяли Карелию ещё до того, как корела, вепсы и сумь пришли сюда. Большинство топонимов относится к деятельности этих племён – охоте, рыболовстве; часто встречаются названия животных. После саамов карелы, окончательно обосновавшиеся на этой территории, унаследовали часть названий, часть присвоили сами.

Большинство топонимов в Приладожье всё-таки карельские, хотя русское население часто давало известным им местам созвучное русское название, в особенности замена карельских и саамских топонимов на русские, не всегда созвучные прежним, стала частой с приходом советской власти в Карелию. Многим переселенцам были непривычны странные "финские" слова, и новые названия зачастую рождались сами собой.

Так "Хельмиярви" превратилось в "Третье озеро", "Таймалампи" стало "Светлым озером", "Раутакангас" – "учхозом", а "Ликолампи" – "кожзаводом". История каждого топонима чрезвычайно интересна, названия более крупных географических объектов всегда вызывают дискуссии с большим количеством предлагаемых вариантов. Например, "Ладога" – откуда пошло такое название?

В 1616 году шведским исследователем Пером Перссоном в его книге о Российском государстве "Regni Muschovitici Sciographia" была предпринята первая попытка решить эту загадку. Он высказал предположение, что Ладога была так названа в честь шведского короля Магнуса Ладуласа (Magnus Ladulas). Однако, изучение русских летописей позволяет опровергнуть эту теорию. Известно, что Магнус Ладулас правил в 1275-1290гг..

Однако, в летописях существует запись следующего содержания за 1228 год: "Придоша емь воевать в Ладозьское озеро в лодках и приде на Спасов день весть в Новгород". Таким образом, нынешнее название Ладога получила ещё до Ладуласа. Тогда какие же теории выдвигаются по поводу происхождения топонима?

Иногда при использовании слов в топонимах две буквы менялись местами. Если в нашем случае дело обстояло именно так, то "Ладога" могло изначально звучать как "Алдога", и мы имеем как минимум три вероятных варианта:

1. Происхождение от слова "Ладья", по литовски "Алдия" (aldija). Ладога издавна представляла собой общеизвестный водный путь – Из Балтийского моря в Финский залив, далее по реке Неве и через южную часть Ладоги викинги попали в реку Волхов, а оттуда – в Новгород; позднее этим путём также пользовались ганзейские купцы. Ещё один путь из Ладоги вёл по реке Вуоксе к Выборгу.

Некоторое значение имел и северный карельский водный путь, ведший к Ботническому заливу или к Белому морю. Этот путь шёл от северных берегов Ладожского озера небольшими реками через озёра Пюхяярви и Оривеси к озеру Пиэлисьярви.

Здесь он разветвлялся: западная ветвь через озеро Оулуярви по реке Оулу выходила к Ботническому заливу, восточная – в Лексозеро, затем через волок на озеро Кимасозеро, и из него по реке Кеми – в Белое море. Лодки, "ладьи" на старый лад, использовались повсеместно для торговли, рыболовного промысла, военных походов.

Даже в этом описании водных путей фигурируют карельские, русские и карельско-русские топонимы – "ярви" (jarvi), на карельском языке означающее "озеро", часто составляло вторую часть названия озера; русские жители часто меняли её на русскую, оставляя первую часть неизменной.

2. Использование карельского слова "аалто" (aalto) – "волна"; отсюда – "Аалтокас" (aaltokas) – "волнистый". Действительно, Ладога – величайшее озеро Европы – всегда отличалось своим бурным нравом, и о скалистые острова и берега Приладожья разбилось огромное количество лодок и кораблей.

3. Диалектное русское слово "алодь" означало "открытое озеро, обширное водное поле". Действительно, размеры Ладоги – крупнейшего озера Европы – говорят сами за себя: наибольшая протяжённость Ладоги с севера на юг составляет 207 км., и наибольшая ширина в районе 61 градуса северной широты – 130 км. Площадь озера составляет более 18 000 квадратных километров и объём воды – примерно 900 километров кубических.

А как насчёт Сортавала? Существует много версий по поводу названия этого города, за свою историю побывавшего под властью Швеции, России и Финляндии не один раз. Второе, менее известное, название Сортавала – Сердоболь – часто использовалось в период вхождения города в состав Великого Княжества Финляндского в составе Российской империи. Однако Карельское название до сих пор остаётся нерешённой загадкой, о которой можно лишь строить догадки и предположения. Давайте рассмотрим некоторые из них:

1. Происхождение от первоначального Сортанвалта, от карельских слов "сорта" – "чёрт" (sorta, заимствованное от русского "чёрт") и "валта" (valta) – "власть". Такое словосочетание – Чёртова Власть – вполне могло выражать высокую религиозность и суеверность карельского населения, во многом разделявшего верования Древней Руси.

2. Эта версия основана на якобы высеченной на скале надписи "Чёрт, вали (валяй)!" на местный манер.

3. Версия о том, что первая половина названия произошла от слова "Сортуа" (Sortua) – "пасть, гибнуть". Действительно, во время жестоких набегов шведов на карельские территории многие люди погибали, защищая свои дома.

4. Предположительно, слово "Сортаа" (Sortaa), означающее "угнетать, притеснять", образовало первую половину названия. Угнетение могло быть вызвано разными факторами, возможно, притеснениями со стороны шведов.

5. Карельское слово "Сордо" (Sordo) – "выгон для скота" – вполне могло послужить основой первой половины названия. В Сортавальском районе, тогда погосте, всегда было много пастбищ, и животноводство было одним из привычных занятий карел.

6. Название города также могло произойти от личного имени Сортава (Sortava).

7. Слово "Сорттава" (Sorttawa) – "рассекающий" – могло отражать географию города, ведь Сортавала разделён заливом, вдающимся в берег, на две части. С другой стороны, на острове Риеккалансаари с древних времён стояла Никольская церковь, и Сортавальский (Сортавальско-Никольский) погост находился наполовину на материке, наполовину на острове. "Рассечение" могло означать пролив, разделяющий две части погоста.

8. Наконец, самая вероятная версия – адаптация русского названия города – Сердоболь. Вполне понятно, как местные жители могли переделать "Сердоболь" в "Сортавала" (или наоборот), когда чередующиеся "хозяева" Приладожья постоянно искажали местные названия для более приятного/понятного своему слуху звучания: Сердоболь – Сордабольский (Sordabolschi) – Сордавала (Sardawala) – Сордовала (Sordowala) – Сортавала (Sortavala). Однако, не следует принимать эту теорию, как верную, потому что вопрос о том, какое название города появилось раньше – Сердоболь или Сортавала – до сих пор остаётся открытым.

Что касается Хелюля – то считается, что это название означает "место, где взращивают, вскармливают". Окончание этого названия также характерно для карельских топонимов (Мюллюкюля, Лахденкюля).

Названия ряда озёр и небольших населённых пунктов (обычно окончания названий деревень) включают в себя определение верхний (возвышенный, гористый), по-местному yla (усечённая форма от карельско-вепсского ylahaine; финское yla). Согласно другой, более вероятной версии, слово "Хелю" (Hely) на карельском/финском означает "звон, шум" – на реке Тохме, которая протекает через посёлок, выше по течению есть водопады, шум которых мог послужить основой названия.

Интересные выводы позволяет сделать изучение документов, переписных книг и географических карт погоста. Так, в "Переписной окладной книге Водской пятины 1500 г." фигурирует "Попов берег" на острове Риеккалансаари, недалеко от Никольской церкви. В 1590 году, с приходом шведов, в Списке податных домов и запустений, составленном шведами, это местечко уже записано (переведено) как "Papilan randa" ("Попов берег" на карельском языке), а в 1618 году Поземельная книга шведов называет это местечко "Popowo Beresie" ("Попово Бережье").

Ещё один интересный пример – деревня Кирьявалахти (Kirjavalahti), известная ныне как "Сортавальский Дом Отдыха Композиторов". На русской карте 1772 года эта деревня отмечена названием "Iormak" ("Ермак/Йормак") – по фамилии династии Йормакка, которая была довольно известна в Сортавальском погосте/районе. На шведской карте 1648 года и в документе 1590 года эта деревня называется "Orialax" ("Орьялахти"); после этого на картах 1721 года (русская), 1825 года (русская), 1900 года (финская) она называется Кирьявалахти (Kirjavalahti/Kirjavalax), а на русской карте 174* года проскакивает даже такое немного искажённое название, как Кирепала (отмеченное крайне неточно).

Таким образом, очень часто в связи с частой переменой власти и лиц, ответственных за географическую и переписную точность, названия претерпевали значительные изменения. Это явление отметил ещё академик В.М. Севергин, опубликовавший в 1805 году в Санкт-Петербурге свою книгу "Обозрение Российской Финляндии", написанное по материалам экспедиции августа-сентября 1804 года по маршруту Петербург – Выборг – Сердоболь – Ляскеля Импилахти – Сердоболь – Рускеала – Выборг – столица: "...Недомышленность их [местного карело-финского населения] столь велика, что у них иногда одна и таже самая речка, по различению тех деревень, близ коих протекает, три или четыре названия имеет".

Когда шведы проводили перепись населения и деревень на недавно захваченных территориях, они зачастую сперва вписывали названия так, как им их сообщали, а потом переделывали их на свой манер. Так, в Поземельной книге 1618 года встречаются такие названия, как "Janalux derefna", "Rekala derefna", "Kymela derefna", "Oserof derefna", "Kynkyla derefna". Позднее слово "derefna" (деревня) было заменено на шведское слово "by" (деревня) – "Reckala by", "Kynkyla by", "Kymela by", "Halyla by", "Anila by".

Наконец, последний пример местной топонимики – названия островов по имени владельца или "первооткрывателя". В Сортавальском погосте ещё в 1500 году был "Богдан-остров", который в поземельной книге 1631 года носит название "Bogdan Saari" (Богдан Остров). В Списке податных домов и запустений 1590 года присутствует "Mickulan Saari" (Микулин Остров), который в 1631 году также упомянут под названием "Mickiclan Saari" (Микиклин Остров).

И, наконец, отмеченный на шведской карте 1648 года "Kassentinoff ostroff" (Константинов остров) – всё это примеры использования личных имён, предположительно, владельцев острова/деревни, в названии местечка.

3. Словарь топонимов

Самые древние в Карелии географические названия – топонимы – саамские. Распространены названия финские, на западе Карелии, вепсские, на юго-востоке, и карельские.

В карельском языке различают три наречия: северные карелы говорят на наречии, близком к финскому языку; южные карелы говорят на ливвиковском и людиковском наречиях, которые во многом схожи с вепсским языком.

Топонимы русского происхождения чаще относятся к некрупным объектам – притокам рек, малым озерам, островам, мысам, порогам, либо – к населенным пунктам. В их составе часты диалектные термины мох «болото», губа «залив», наволок «мыс», щелья «гладкий скальный берег».

Часть русских названий возникла в результате переосмысления неясного значения слова по звуковому сходству. Так, саамское Куосс-яурэ «Еловое озеро» может превратиться в озеро Косое, карельское или вепсское Соарикоски, Сарькоск «Островной порог» – в Царь-порог, а Маселькяярви (о значении см. ниже) – в озеро Масельгекое, Маселозеро и, наконец, Маслозеро.

Большинство саамских, карельских и вепсских названий – составные (причем основное ударение в них падает на первый слог, а второстепенные – на прочие нечетные слоги). Первая, описательная, их часть дает характеристику объекта, вторая, терминологическая, указывает его суть: Муста-йоки – «Черная река», Хаута-ваара – «Могильная гора». Часто встречаются полупереводы, где первая часть – нерусская, вторая – русский перевод: Мягостров, Юккогуба.

Что же касается названия самой Карелии (фин., кар. Карьяла, Karjala ), это имеет балтийское происхождение – от гарья «гора». В этой версии карелы, то есть восточные, «верховые» финны противопоставляются западным, «низовым» финнам – хяме – из балтийского жемеэ «земля, низина».

Принятые сокращения: саам. – саамский, вепс. – вепсский, рус. – русский, кар. – карельский, термины, данные без указания языка,также являются карельскими.


А

айта «изгородь», айтта «амбар»: Айтозеро, Айтойоки, р. Айтта

аккь (саам.) «баба; высшее женское божество», акка «баба», акан «бабий»: оз. Акан, Аконярви, Аккаярви, Аканкоски, Ака-порог.

ала «нижний»: Алозеро, Алаярви, Ала-Тарайсярви.

ахвен «окунь»: Агвенлампи, Ахвенламби, Ахвенярви.


В

ваадж (саам.) «самка оленя» (отсюда рус. важенка): р. Важинка, Важезеро, Вачозеро, пос. Верхние Важины.

валкеа, валгей «белый»: Валгилампи, Валкеалампи, Валгова Губа.

ваара, воара (кар.), варр (саам.) «гора», откуда рус. варака: Кобивара, Шалговаара, Логоваракка.

вене, венех, венхе «лодка»: Венехярви, Венозеро, Венгигора, Венихозеро.

вехка, вехку «вахта» (водное растение со съедобным корнем): Вехкозеро, Вехкусуо, Вехлампи, Вехручей, Коди-Вехкаярви.

вид (вепс.), виита, виида «чаща, молодой ельник»: Видалампи, Виданы, Видостров, Видпорог, Вийдречка, Вийтайоки

виэксе (саам.) «ветвь», виикси, вникши (кар.) «ус», в топонимах – «ответвление; сток из бокового озера; обособленный залив»: р. Викша, Виксилакши, Виксозеро, Викшезеро, р. Виксенда, Викшалампи, м Виексярви, Вииксинселькя.

вирма (саам.) «сеть»: Вирма, Вирмозеро, Верман, Вирмаярви.

витса, вичча, саам. вицка «прут (березовый, тальниковый)» : Витчевара, Витчешуари, Вицесари, К Вичаны, Вичча, Вичангиварака, Витсакангас, Вычайоки, р. Вичка, Вицкозеро.

вияре, вияру «извилистый, косой; ложный»: Вярапорог, Виаракошки, Варалакша. Многие же другие созвучные названия (р. Вара, м. Варнаволок) произошли от других слов: саам. варрь «лес», варра «путь, дорога».


Г

гирвас «самец оленя» (русификация кар. хирвас, хирваш): Гирвас, Хирвасярви, Хирватсари.

гарбало (кар.), гарбол, гарбоу (вепс.) «клюква»: р. Гарбала, Горбокошки, Гарбалова Сельга, Гарбова Гора, о. Гарбищи.


Ё

ёутсен, ёучен, д'ёутчен «лебедь»: Еутсоярви, Евченоя, Евченвара, Евчелампи, Еужиярви, Евжозеро, Девченшуо, Девченоя.


Й

йоки, йоги, д'оги (кар.), йогк, мокко (саам.) «река»: Пистайоки, Кивиёки, Пенега, Козледеги, Паннокка, Контокка.


Н

найду, кайта «узкий»: Кайдозеро, Кайдодеги, Кайдулампи, Кайтаярви, Кайдунитту (нийтю «луг»)


К

кайег, кайи, кайя «чайка»: Кайвара, о. Кайгас, р. Большой Кяй, Кайгозеро.

кайзля, казкла «камыш, тростник»: Кашалиламба, Кашалиоя, Кожала, Козледеги.

кала (кар., вепс.), кулль (саам.) «рыба»: оз. Кало, Калаярви, Кулома, Кулежма.

каливо, каллио «скала»: Каливо, Каливокангас, Каллиоярви, Кальви.

калма «смерть; кладбище», Калма – божество смерти: Калмозеро, Калмосари, р. Калма, Калмониеми.

кеалг, кеалган (саам.) «ягельник; место, пригодное для пастьбы оленей»: р. Калга, Кальгозеро, Калькой, Кялгярви, Кялькянйоки, Калгиоя, Калгувара, о. Калгос, о-ва Калганцы.

кангас «бор; сухое возвышенное место»: оз. Кангас, Кангассари, Кангасярви, Кангашнаволок.

кари (кар.) «перекат, мелкий порог», откуда рус. карежка: Аканкари, Оринкари, Медная Карежка, Тулемская карежка.

карнас, карнэс (саам.), коарне (кар.) «ворон»: оз. Карниз, р. Карниж, Карнизозеро, Карнисвара, пор. Корней.

каски «подсека в лиственном лесу», каскез (вепс.) «молодой смешанный лес»: Каскезнаволок, Каскессельга, Каскесручей, Кашканы, Каскозеро.

киви «камень»: р. Кива, оз. Киви, Кивиёки, Кивиярви, Кивикоски. Древняя форма этого слова ки(й) присутствует в названиях многих островов на Белом море и некоторых озерах: Пельяки, Ромбаки, Кий, Лотоки, Робьяк.

кинт (саам.) «кинтище, место стоянки»: р. Киндас, дер. Киндасово, пор. Кинтезьма, оз. Киндожское.

ковда, гуовдэ (саам.) «широкий»: р. Ковда, Койтаёки, Ховдаярви.

конду, конту (кар.) «крестьянский двор; починок». Термин встречается как в описательной, так и в терминологической части названий: дер. Кондобережская, Конда, ст. Погранкондуши (кар. Раяконду), гора Райдаконда, г. Кондопога.

коски, кошки (кар.), коек (вепс.), куушьк (саам.) «порог»: Корбикошки, Кошка, Питкакоски, Порокушка.

ковера «кривой, изогнутый»: оз. Ковер, дер. Ковера, Коверолампи, Коверпорог, пор. Коверский, Коверярви.

койву «береза»: Койвусилта (силта «мост»), Койвуёки, р. Койву.

кокка в карельском языке означает ряд понятий от «крючок» до «penis», в топонимах чаще – «остроконечный холм, гора». Эти названия порой переосмысляются через кар. кокко «пирог», кокко «орел; праздничный костер»: Кокколампи, Коккозеро, Коккоостров, Коккосалма, Коконниэми.

контио, кондии, кондый, вепс. КОНДИ «медведь»: Кондиручей, Кондылампи, Контийоки, Кондыоя, Контиолахти.

корби «чаща, труднопроходимый сырой лес», откуда рус. корба: р. Корба, дер. Корба, многочисленные Корбозера, пороги Корбикошки.

корппи «ворон»: Корпиёки, многочисленные озера Корппиярви. косте, коште, саам. киэст «заводь, укрытие», в топонимах обычно – «подветренный берег»: Костомукша, Костомукса, о. Костьян, р., пос. Кестеньга, Кестоя.

кода, кота, коти «дом, жилье; шалаш»: Кодалампи, Коданлампи, Кодарви, Кодаселькя, Котаярви, ; Котиярви, Котиоя.

куотска (саам.), куоткуо (кар.) «межозерный перешеек»: пор. К-оцка, Коткалампи, Коткозеро Коткаярви. По форме эти названия ближе к котка «орел», но географические реалии указывают, во же, на значение «перешеек». Возможно таково же происхождение названий трех рек Кочкома, хотя опять-таки, здесь можно предположить и саам. куотскем «орел». куйва «сухой»: Куйвасалма, Куйвашоя, Куйваярви.

куйкка «гагара»: Куйккавара, Куйккалакси, оз. Куйкка-селькя, р. Куйко. кугк, кугкесь, куккам (саам.) «длинный»: оз. Кукас, о. Кукат, Куккомозеро, Кукозеро. курги, курки «журавль»: дер. Кургенцы, оз. Кургиево, Куркиёки, Куркиярви.

кууси, куужи (кар.), куз (вепс.), кусе, куосса (саам.) «ель»: р. Кужа, Кужарви, Кужатоя, Куженга Кузаранда, Кузикоски, Кузнаволок, Куужъярви, Куусиниеми.

кюля (кар.) «деревня»: дер. Куркункула, оз. Кюляярви, о. Кюляниемисуари («Остров с деревней на мысу»).

кюлъмя «холодный»: р. Кюльмес, Кюльмяпуро (пуро «ручей»), Кюльмяярви.

кяадкай (саам.) «каменистый»: р. Кятка, Кяткаярви, Кятковара.


Л

лаая, лавеа, левеа «широкий», часто в значении «поперечный»: дер. Лаая, оз. Лаяни, Лавалампи Лавиярви.

-ла/-ля. В прибалтийско-финских языках этот элемент обычно входит в названия поселений, образованные от личных имен: Игнойло, Куккойла, Эссойла, Ляскеля.

лакеи, лакши, лахти (кар.) «залив», откуда рус. лахта: Лахта, Кинелахта, Рауталахти, Овлунлакси, Корелакша.

ламби, лампи (кар.) «лесное озеро», откуда рус. ламба «озерко» и ламбина «озеровидное расширение реки»: Суриламби, Ювилампи, Долгая Ламба, Кучеламбина, Волина-ламбина.

луодо, луото (кар.) «отмель; скала, риф; небольшой каменистый остров», откуда рус. луда: Куйкалуото, Хейнялуото, Ивановы Луды, Красная луда.

лаппи «саамы», откуда рус. лопь: Лапинйоки, Лапино, Лапинярви, оз. Лопское.

ладва, латва, вепс. ладе «верхний, вершина», саам. ладе «перевал»: пос. Ладва, Ладваярви I Латвасюрья, оз. Латво, Латвайоки.

лахна «лещ»: р. Лагна, оз. Лагно, р. Лахна, Лагноярви, Лагноя.

леппя, вепс. леп, саам. лехпь «ольха»: р. Леписта, пор. Леппя, Лепенярви, Лепозеро, Леппяниеми Леппясюрья.

линду «птица», линнун «птичий»: Линдозеро, Линдолампи, Линнунвара.

лоухи «глыба, скала»: пор. Лоухи, оз. Лоухское. В карельском эпосе Лоухи – хозяйка Похьёлы – страны севера.

лохи «лосось»: Логигуба, Логикоски, Лохгуба, Лохиярви.


М

майи (саам.), маяй (кар.) «бобр»: Майгуба, Майозеро, о. Майя.

марья «ягода», но саам. моаррь «болото»: р. Марина, Марнаволок, Марьярви, оз. Марьё-Селькя

моасельгя, мааселькя, муашельгя «водораздел» (маа, муа «земля», сельгя «хребет»): оз. Масельга дер. Машельга, оз. Масло, Маслозеро. Все объекты с подобными названиями лежат на крупных ил] локальных водоразделах.

матка (кар.), матк (вепс.) «путь, дорога», моатьк, муотьк (саам.) «волок, перешеек» I дер. Маткаселькя, Маткозеро, пор. Маткожня, р. Мотко, р. Мотовка.

мегрю, мягря «барсук»: р. Мегри, Мегрозеро, Мегрега, Мягрека, оз. Магрино, Мягрозеро.

мется, мечча «лес» (но метсо, мечой «глухарь»): Метчаярви, Метчишари, р. Метчепуда1 Меччаламбина, Метчозеро.

муурама, муурой (кар.), мурм, мурашк (вепс.) «морошка»: Мурамозеро, Мурмозеро, р. Муромля р. Муром, Мурашкоски.

муста, мушта «черный»: Мустлампи, Муштавара, Мушталампи, оз. Муста.

мяги, мяки (кар.) «гора, холм»: Саримяги, Хиетамяки, Мягостров.

мянтю, мяндю, мянд «сосна (молодая)»: г. Мяндова, Мяндувара, Мяндусельга, Мяндуярви, Мянтютунтури (тунтури – высокая гора), Мянтяярви.


Н

ниеми (кар.), немь (вепс.) «мыс»: Сяркиниеми. Куокканиеми.

ниска, нишка, нишку (кар.) имеет два значения. Первое – «исток реки из озера»: о. Ниска, оз. Нискаярви, оз. Низкое (явное переосмысление). Второе – «начало порогов»: Коссаниски, Юманишки, Оянишко, Нискакоски, Виданская нишка, Нищкакошки.

наали (кар.), нёалл (саам.) «песец»: р. Наля, оз. Ноля, Нольозеро.

нива «быстрина» – из саам. ньявв «участок реки между порогами»: р. Нава, Нивакоски многочисленные короткие реки Нива.

ниельм, ньяльм (саам.) «горло, глотка; устье реки»: Нельмозеро, Нильмозеро, р. Нялма, Няльмозеро.

нилош, нило «скала, по которой струится вода»: пороги Нила, Нилош, Ниласкошки.

ноарве (саам.) «уступ»: р. Нарва, Нарвиёки, р. Норва, Норвиярви.

нуотта «невод»: многочисленные Нотозера.

нурми «луг»: оз. Нурмат, р. Нурмис, дер. Нурмойла, дер. Нурмолицы, Нурмежгуба, Нурмиярви.

ньюорра (саам.) «утес, скала»

нюра (кар.) «каменистая мель»: г.Нуорунен, Норуслампи, пор. Нурус, Нюронаволок.


О

оя (кар, вепс.), уай, воай (саам.) «ручей, речка»: Корвеноя, Калькоя, Кестуй. В русском употреблении этот элемент часто превращается в -ва: Кержева, Олова, Петкуево.

орава (кар.), урау (вепс.), оаррев (саам.) «белка»: Оравручей, Оровгуба, Оровъярви, Уравара.


П

пайй (саам.) «верх, верхний», пяя, пия (кар.) «голова, вершина»: м. Пиякко, Паезеро, р. Пай, Пайозеро, Пейярви, Пьяярви, Пяозеро, Пяявара, Пиаоя, Пяяоя. Заметим, что саамское Паййяурэ «Верхнее озеро» зачастую превращается в оз. Боярское. Названия Южной Карелии типа оз. Паю, р. Паюдеги происходят, вероятно, от вепс. паю «ива».

пало «огнище, пожога, выжженая подсека»: р. Пала, Палалахта, Палоярви, Палакоски, Палаоя. пада, пато «рыболовный забор на реке»: Падаоя, Падозеро, р. Падас.

пауна, пауни «лужа», поанн (саам.) «мелкое озеро»: Паннока, Пуанолоя, многочисленные Панозера, ви, Панаярви.

педяя, петяя «сосна»: Педасельга,Педаяшари, Петайлампи, Петаявара, Петяя-ярви. педз, петч, множеств, пез (саам.) «сосна»: Пежозеро, р. Пезега, Пешозеро.

перт(т)и, пиртти «изба»: оз. Перти, Пертозеро, оз. Пертти, Пертярви, г. Пирттивинта, Пирттилампи, Пирттипохья.

перя «зад, задняя сторона, дальняя сторона»: Пералампи, Пергуба, Периайоки, Перянаволок, оз. Каянперя.

питкя, питку «длинный», пизин «длиннейший»: Питкакоски, Питкяранта, Питкоя, оз. Пизанец, Пизансуо, Пизиннеми.

похья (кар.) «угол, край, конец залива»: Кондопога, Сопоха, Лахденпохья.

поро, пеура, педру «олень»: Пор-порог, Пеуруйоки, Пеуракошки, Педроламбина, Педраярви.

пудас, пудаш «рукав реки»: протоки Пудас, Пудашиеги, Кервапудос, р. Пудос, г. Пудож.

пула (саам.) «выжженный»: Пулозеро, р. Пулонга, р. Пулома.

пуусто «древостой», но рус. пусто, пустошь «покинутые поля, залежь, покосы из-под пашни». Поэтому не всегда легко определить происхождение названий р. Пуста, Пустинлахти, оз. Пустое, Пустозеро, Пуустинлахти, пор. Пустошкин, р. Пуштось (в последних двух случаях надо учитывать и кар. пюстёс «запруда»).


Р

рауда, раута «железо», рауван, равван «железный»: г. Раван, м. Рауванкоро, Рауванлампи, а пор. Раудуверя, оз. Раут, Рауталахти.

ранта, ранда, ранду (кар.) «берег»: Питкяранта, Кузаранда, Ранду.

репо, ребой «лиса»: о. Ребай, Репоярви, руч. Ребой, пос. Реболы (очевидно – через личное имя).

ристи «крест»: Ристиниеми, Ристилакши, Ристисари, Ристиоя, Ристиярви. Но названия Ристанвара оз. Рысто происходит из саам. рыста «добыча», кар. рииста «дичь».

руохо, руохка, рого «тростник, камыш, рогоз»: р. Большой Рог, Рогансари, Рогозеро, Руагярви, Руогоярви, пор. Руах, Руокогуба.

рука, руга «смола, живица»: Ругозеро, Рукаярви.

рыбп (саам.) «куропатка»: Рыбрека, Рыбоя, Рыбозеро.

ряме, риеме «моховое болото»: дер. Рамое, дер. Рамполе, Рамозеро, Рам-мох, Ряменярви, р. Ремака, р. Рема, г. Ремаж.


С

саари, соари, суари, шоари, шуари, множественное суарет, шуарет (кар.), сарь (вепс.) «остров»; Рантасари, Мянтюшари, Нересшурет, Пурутшарет, Сарь.

салми (кар.) «пролив», откуда рус. салма и др.-рус. соломя: Куйвасалма, Суопассальми, Опоровая Салма, пос. Соломенное.

селькя (кар.) «плес, озеро»: оз. Кавнизсельга. Чаще селькя, сельгя означает «гряда, хребет», откуда и рус. сельга: пос. Сельги, ст. Кяппясельга. В Южной Карелии рус. сельга означало еще и «лесное пахотное или сенокосное угодье» и входило в названия многих деревень: Ерошкина Сельга, Матвеева Сельга.

суо, шуо (кар.), со (вепс.) «болото»: Деухишуо, Сяпсесуо.

сава, савван (саам.) «плес на реке, озерный залив»: Саавайъёки, Савозеро, Савоя, оз. Шавань

сави, шави «глина»: Савивара, дер. Савилатчу (лаччу «лужа»), Савиярви, Шавиранта дер. Шавилошо.

салу, шалу «бор; лесная глушь»: о. Сало, Салоостров, Сальнаволок, Салонярви, р. Шалица, Шалсари.

саммал, шаммал, вепс. самау «мох»: Саммалвара, оз. Самулус, Самогора, Самозеро, Самнаволок, р. Самина, оз. Самаевское, Шамаллакси, Шамалвара.

суаннь, шуоннь (саам.) «травяное болото», соэн, шуон (кар.) «болотистый»: р. Сона, Сонозеро, Соностров, Шунозеро, Шуонярви.

суури, шуури, суври, саам. йоу«большой»: Суври-Савиярви, Сууриярви, Шуривара, пор. Шурипая, Шууриярви, оз. Шуры-Редуни. Похожие с виду названия могут быть образованы и от сюрья «сторона, бок, край» (сюрьяйоки «приток»): р. Сури, Суриоя, Сурилампи, г. Сурьяпия, Сюряоя. Но есть еще суоре «прямой» и саам. сурр, суорр «разветвление, развилка», ср.: Шурозеро, Шуоришуо. В большинстве случаев нам поможет карта, подсказывающая, имеется ли в виду размер, положение или форма объекта. Труднее, когда объект и большой и прямой и боковой, как оз. Сургубское – обособленный залив Укшезера в бассейне Шуи.

сювя, шювя «глубокий»: Сювя-Салмиярви, Сювяярви, Шювяярви. Подобные названия, особенно типа Сювяд'арви, Сювяд'оги зачастую переходили у русских в названия типа Святозеро, протока Святлица/Светлица, Святуха (Сювя, Свят-). Так что не все «святые» названия Карелии истинно святы.

сярки (кар.), сярг (вепс.), сэргге (саам.) «плотва»: Сергозеро, р. Сяргежа, Сяргозеро, Сяркиниеми, Сяркиярви.

слюня «язь»: Сявнозеро, Сявнялампи, Сянозеро, Сяюнашари, Сяюняярви, р. Сявнега, Шавнегозеро.


Т

талви (кар.), тальв (саам.) «зима»: Талвиесдеги, Талвишари, Тальвесуо, Талвилампи, Тальвуслампи, пос. Толвуя.

тедри «тетерев»: Тедриоя, Тетривара, Тетрозеро, Тедриниеми (Тетернаволок). терва «смола, деготь»: Тервалампи, Терваярви, Тервукошки, дер. Терву.

тоараст, туэресь (саам.) «поперек, поперечный»: оз. Таразма, Тарайсярви, Тарасйоки, о. Тарасиха, Тересиналамби, оз. Торос, Торосозеро.


У

урос (кар.), оаресь (саам.) «самец»: оз Урас, оз. Урос, Уросярви, Уросозеро, Арзиярви, дер. Орзега.


Х

хаапа, хоаба, вепс. хаб «осина»: Габозеро, Габсельга, Хаапалампи, Хабозеро, Хапавара, Хапаёки.

хангас (откуда рус. гангас, саам. ханккас) «ловушка, звероловный загон»: Хангасярви, Ханкусярви, оз. Ханкаш, Гангаслампи, Ганкашвара, г. Гангос, оз. Гангас.

ханка, ханга «развилина», ханко «вилы»: Хангаярви, Хангозеро, Хангайоки, Ханковара, Ханкасари, Ханкозеро, Гангозеро.

ханхи «гусь»: о. Ханхипаси (пааси «каменная плита»), Ханхиярви, Гангивара. хауги, хауки «щука»: оз. Хауги, Хаугиярви, Хаукиоя, Хаукиёки, Хаугуя.

хауда, хаута «могила»: пор. Хауда, г. Хаудекангас, Хаутоваара.

хейня «трава, сено»: Гейнозеро, Гейнолампи, Хейналампи, Хейняёки, о. Хейнясенмаа, Хенной Наволок.

хиета «песок»: Хиетаёки, Хиетаярви, Хетоламбина, Хедостров.

хийси, хийши, родит, падеж хииден «леший, злой дух: отдаленное плохое место»: Хейзярви, Хижозеро, Гижезеро, г. Хиж, Хизъярви, Хииз-ярви (Хизиярви), Хийсиярви, Хиденселыся.

хирей «лось»: Хирвисалми, пор. Хирви, Хирвилампи.

хонка, хонга «сухая высокая сосна»: Хонкасари, пр. Хонкасалонселыся, Хонкасуо, Гомсельга, Гонгинаволок, дер. Гонгинская.


Ч

чаппад, чаппесь (саам.) «черный»: р.Чапа, р. Чапари, оз. Чопчем и р. Чапай, Чапозеро, Чапаншари, м. Чапин (а рядом о-ва Черные).

чоалме (саам.) «пролив»: пос. Чална, Челмозеро, Челозеро, пос. Челмужи, м. Чолма

чуппу «угол»: губа и пос. Чупа на Белом море, дер. Чупа на Кончезере и Сунозере, губа Чупа

чууру «галька, мелкий камень»: р. Чура, Чуралампи, р.Чуруж, Чурлахта.


Ш

шивера происходит от саамского чиврай, что значит «галька, булыжник».


Ю

юля «верхний»: многочисленные Юляярви, Юлеозера.

юрккя, юрккю «крутой»: пороги Юрки, Юркка, Юрконкоски, дер. Юргилица, Юркиннаволок, Юркостров.


Я

янис, яниш, яниж, януо «заяц»: Янецозеро, р. Яни, оз. Янис, оз. Яниш, ст. Янишполе, о. Янц, Янчозеро, г. Яникуму.

ярви, д'арви (кар.), д'ярв (вепс.), яурэ, яврь (саам.) «озеро»: Суоярви, Кодарви, Вярагярв.

янк(к)я, д'аньгя «моховое болото»: р. Яньга, Янгаёки, Янгаярви, Янкяярви, р. Деньга, Дангозеро.