Ладожское озеро


Топонимическое путешествие в Куркиёки

Авторы: М. Петрова, И. Петров
Источник: Опубликовано в сборнике материалов республиканского конкурса по карельской топонимии. Карельский научный центр Российской Академии наук, 2006, с.105-125.

Оглавление:
1. Немного истории
2. Легенды, записанные Теодором Швиндтом
3. Куркиеки в воспоминаниях жителей первой половины XX века
4. Новые люди – новые названия

Куркиеки как и все северо-западное Приладожье в силу своего приграничного положения не раз переживало почти полную смену населения. Так было в 17 веке, когда под натиском Шведов карелы покинули свою историческую Родину. Некоторые топонимы тех времен можно восстановить лишь по летописям, писцовым и налоговым книгам. Часть из них сохранилась до настоящего времени в измененном виде под влиянием финского языка. В 20 веке произошла в нашем крае в  очередной раз произошла полная смена населения. Кого-то прислали сюда по разнарядке после войны, другие приехали добровольно. Но для всех – это была чужая земля. Никто не знал истории этих мест и людей, которые здесь жили до них. Странно и непонятно звучали местные названия: Куркиеки, Тиурула, Хийтола. И люди стали заменять их на свои, понятные, появились топонимы, передающие дух той эпохи: Сталинские поля, Мухина гора, Большевик, Искра.

А что же случилось со старыми топонимами? Сохранились ли их отголоски? Иногда мерещилось, что из темноты к костру выходят тени каких-то древних воинов. В тумане, растекающемся вдоль длинного залива, появлялись белые паруса кораблей. В сумерках неприступные утесы казались древними крепостями. И в шелесте леса, и в свисте ветра в утесах, и в шуме прибоя слышались древние названия: Очелакша, Таринлампи, Угониеми, Хийденмяки. Наш край не постигла печальная судьба соседней Ленинградской области, где старые топонимы были переименованы. На картах нашей местности все сохранилось неизменно.

Прошли годы. История стала возвращаться на берега Ладоги. Снова зазвучали старые легенды и с ними вернулись древние названия. Современные дети играют в игру «Невидимая страна Кирьяж». Они совершают экскурсии и говорят друг другу: «Смотри! На утесе Линнавуори была древняя карельская крепость. На острове Каннансаари был монастырь. На поле у деревни Силланкорва была битва со шведами. Под камнем Сатулакиви зарыт клад». И древняя страна Кирьяж оживает в детских сочинениях, рисунках, стихах. А помогает им в этом Куркиекский краеведческий центр.

Этот небольшой очерк поможет и вам вслушаться в музыку местных имен и поэзию старинных легенд.

Немного истории

Куркиёки впервые упоминается  в Новгородской Первой летописи в 1396 г.: «В лето 6904(1396) ... Того же лета пришедше Немци в Корельскую землю и повоеваша 2 погоста: Кюрьескыи и Кюлоласкыи, и цер­ковь сожгоша; и князь Костянтин с Корелою гнася по них, и язык изима и присла в Новъгород». Центр Кюрьескыи погоста в то время располагался на месте современного поселка Куркиёки. Центр второго упоминаемого в летописи погоста располагался на месте, где до 1940 г. на берегу залива Пеконлахти находился небольшой поселок Кюлялахти. Сейчас на этом месте можно найти только фундаменты старых хуторов.

Названия этих погостов упоминаются и в новгородских берестяных грамотах. Например, в грамоте № 248 сказано: «Беють челом корила Погоская, Кюлолаская и Кюриеская Гос­подину Новугороду. Приобижены есмь с нимецкой половине. Оцтина наша и дидена ... а у нас оу Вымолчовъ господъ, а имали крецетея ... мопь и вьрьжи пограбиле, а сами есмь ... ина ... алуи 10, а оу...». Упоминается наш поселок и в «Писцовой книге Дмитрия Китаева», составленной в 1500 г. На месте современного поселка располагался административный центр Богородицкого Кирьяжского погоста. Здесь же упоминались и большинство современных небольших поселков. Их названия тогда звучали так: Гиитола, Ажила, Кюлолакша, Тиврола, Пеяла, Петкола, Рекола, Гемелакша, Рагола, Очелакша, Тервозим, Кумола, Меглина весь, Соральская весь, Лапилакша, Сошково, Угоним у Свята озера, Вияла, Хабалакша, Кимбола. Сейчас эти названия звучат по-другому: Хийтола, Асила, Кюлялахти, Тиурула, Пяяла, Петкола, Риеккала, Хямеенлахти, Рахола, Отсанлахти, Терву, Кумола, Микли, Сорола, Лапинлахти, Соскуа, Уккониеми, Вейяла, Хаапалахти, Кильпола. В административном центре погоста на высоком правом берегу реки Кирьеш располагалась церковь Рождества Пречистыя, которая и дала название погосту.

В «Обыскной книге Кирьяжского погоста Федора Калитина» составленной в 1571 г. тоже упоминается Кирьяжский погост. Под таким названием он и просуществовал до шведской оккупации 1581-1595 г. В «Списке дымов» составленном шведами в 1590 г. параллельно с названием Кирьяжский появляется – Куркийокский. Это название закрепилось за погостом после Столбовского договора, заключенного в 1617 г., по которому Корельский уезд отошел к Швеции. Однако, в 1668 г. торговое поселение Куркийоки получило статус города и новое название – Кронеборг. После освобождения Приладожской Карелии в 1721 г., Петр I сохранил это название для города, но иногда использовалось и шведское название Кроноборг. После присоединения этой территории к Великому Княжеству Финляндскому в 1811 г., параллельно с названием Кронеборг стало снова использоваться – Куркийоки, а после 1917 г. это название стало основным. В 1958 г., после постановления Президиума Верховного Совета Карельской АССР о «Правилах написания названий населенных мест Карельской АССР», название поселка стало писаться – Куркиёки. Однако это постановление не распространяется на другие географические названия, и теперь поселок Куркиёки располагается на берегу реки Куркийоки и Куркийокского залива.

До 1940 г. название общины или погоста не совпадало с названием поселка, в котором располагался административный центр. Так в 1500 г. главная церковь и административный центр Кирьяжского погоста располагались в месте, которое называлось просто «Деревня под Городищом». В 17 в., поселок, в котором располагался административный центр Куркийокского погоста, назывался Лайкала, вероятно тогда же возникло второе название Куркийокского залива – Лайккаланлахти. После 1668 г. на месте административного центра возник город Кронеборг. После 1775 г. Кронеборг потерял статус города, и административный центр снова превратился в небольшой поселок, который в 19 в. уже назывался Лопотти.

То же самое характерно и для других общин нашего района. Административный центр общины Хийтола располагался в поселке Вейяла, который после строительства в 17 в. церкви стал называться Киркконкюля. Административный центр общины Лумиваара располагался в старинном поселке Кумола.

Все крупные старые поселки располагаются на древних водных путях, которые проходили по заливам Ладожского озера, речных систем и небольших озер. Поселок Куркиёки располагается на реку Куркийоки, на берегу Куркийокского залива, другое название которого – Лайккаланлахти. Крупный поселок Терву – на берегах заливов Терву, Хельмелянселькя и Кесвалахти. Поселок Ласанен, который до 1940 г. назывался Риеккала – на берегу залива Риеккаланлахти. Поселок Тиурула – на берегу залива Пеконлахти. Поселок Ильмее на реке Илмеенйоки и озере Луориканярви, которое в 1500 г. называлось Рюриканярви. Поселок Куликово, который до 1940 г. назывался Киркконкюля, а еще раньше Вейяла – на берегу Вейяланярви.

Поселок Куркиёки занимает большую площадь, на которой в 1500 г. располагались семь деревень: Койгуево у погоста, Ладикола на лахте на Ладикольской, Погицы, Мензуева Погица, Нивкола на реке на Кирьеш, Деревня под Городищем, Ладикола.

Из-за пограничного положения неоднократно менялась власть и население. Наша земля принадлежала и Великому Новгороду, и Руси, и Шведскому королевству, и Российской империи, и Великому княжеству Финляндскому и Финляндской республике и Советскому Союзу. Здесь жили карелы, русские, шведы, финны.

Менялись люди, менялись и названия. История некоторых изменений сохранила летопись. Так, например, в 17 в. шведы захватили наши земли и изгнали всех монахов. Но в Артонпохья остался один валаамский старец. Местные жители называли его «святик». И в шведских поземельных книгах появляется название Святикка. В 19 в. это название превратилось в Вятиккя.

Другие метаморфозы можно проследить по писцовым книгам. Так загадочное Рюриканярви превратилось в Луорикоярви, Елисеева гора – в Элисенваара, Святозеро в Яатярви. Залив Нойсмери стал называться Найсмери. Остров Хейнясенмаа стал Сенным, а затем снова Хейнясенмаа.

Многие названия говорят о событиях, которые происходили в древние времена. Так местным жителям приходилось обороняться от многочисленных врагов. Об этом говорят часто встречающееся название «линна» – крепость: Линнамяки, Линнавуори, Линнасаари, Линнаканта. О приходе врага извещали сигнальные костры «кокко». Поэтому часто встречаются названия: Кокколанйоки, Коккониеми, Коконлахти, Коккомяки, Суурикоккомяки, Коккокалио. Свои советы карелы собирали на возвышенностях носящих имя Кяряямяки. О местах торговли говорят названия Туркилайсниеми, Туркинсалми, Туркки, Турккила.

Очень часто встречаются названия со словом «risti» (крест): Ристисаари, Ристилахти, Ристиниеми, Ристивуори, Ристикиви, Ристикаллио. Эти названия можно разбить на две группы – расположенные в береговой зоне и на удалении от нее. Многочисленные береговые ристиниеми, ристисаари и ристимяки, чаще всего указывают водный путь к древним поселениям. Вероятно, на них раньше стояли путеводные кресты, используемые в качестве навигационных знаков.  А вот ристикиви и ристикаллио расположенные вдали от береговой линии, часто несут на себе изображение креста. Часто так отмечалась граница, или межа. А некоторые из них несут на себе память о борьбе с язычеством и являются древними жертвенными камнями.

Память о язычестве несут и такие названия, как Уккониеми, Уккосаари Уконнурменлахти, Уконмяки (от Укко) и многочисленные Хийденмяки и Хийденкирну (от Хийси).

Очень часто встречаются названия связанные с конем: Хепосаари, Хепониеми, Хепосалми.

На многочисленных горках Куусиккомяки, Пихлаямяки, Кисамяки, Кесякаллиомяки, Калмистомяки располагались древние кладбища, ныне памятники археологии.

Большая группа названий связана с церковной традицией. Это места, где располагались древние церкви и часовни: Сяссюннякуммут, Сяссюнямяки, Кирккомяки, Кирконлахти, Кирккокаллио, Кирконмаа, Киркколампи. С церковной традицией связаны и многочисленные Папинмяки, Папинлахти, Папинсаари, Папинниеменселькя, Папинниеменлуодот. От монастырских скитов сохранились названия Мунккисаари, Хермункки, Луостаримяки.

Со многими местами связаны интересные легенды и предания. Знаменитый этнограф и археолог Теодор Швиндт собрал многие легенды в 1879 г. Вот некоторые из них.

Некоторые из легенд, записанные Теодором  Швиндтом
(по книге «Kansantaruja Laatokan luoteis – rannikolta kesällä 1879»)

На Ладожском побережье существует предание, что когда-то в этих местах жили огромные люди, так называемые метелиляйнены, или мунккилайнены, которых постепенно вытеснили отсюда лапландцы и финны. Одной из самых распространенных можно считать легенду о девушке-великанше и пахаре. В ней говорится вот о чем: девушка-метелиляйнен случайно наткнулась в лесу на чужака, который пахал землю на лошади. Она по­бежала к отцу и все ему рассказала. Отец велел отвести его к тому месту и, увидев пахаря, понял: "Нам придется уйти отсюда и оставить землю пришельцам".

Легенды о метелиляйненах сохранились почти повсеместно, но осо­бенно много их в Куркийокской волости. Вероятно, потому, что в таких местах, как Корписаари, Отсанлахти, Лапинлахти, Харви, Кумола, Микли, – существует немало реальных доказательств деятельности людей-великанов: это и очищенные от леса поля, и время от време­ни попадавшиеся в земле громадные человеческие кости, и брошенные метелиляйненами плуги, а также огромные валы в горах и на островах.

"Здесь, в Яккима, жили лопари, они были некрещеные и того же роду-племени", – рассказывал мне один старик из этого селения. Подобное мнение слышал я и от других. В деревне Мёнтсяля, что на Сортавальских островах, говорили, будто лопари и вепсы жили здесь еще до финнов. Не случайно во многих местах сохранились топонимы с корнем "лаппи", то есть "лопарский". Вот, к примеру, такая своеобразная группа названий: в полумиле от Куркийоки, в деревне Похъи ("Основание залива"), есть маленькое болото Лапинсуо ("Лопарское"). Чуть дальше воз­вышается гора Лапинсуомяки ("Гора лопарского болота").

Неподалеку образовалась уже другая группа топонимов: Лоухимяки ("Гора с ущельем"), Импимяки ("Девичья гора"), Ревонлоухет ("Лисьи скалы") и Руотсинмяки ("Шведская гора"). У подножья Лоухимяки раски­нулась поляна Лоухеналусниттю. Само болотце Лапинсуо лежит возле двух холмов с названиями Малая и Большая Лапинлинна ("Лопарская крепость"). В Куркийокской волости есть деревня Лапинлахти ("Лопар­ский залив"). В той же Куркийокской и Сортавальской волостях известны два острова с одинаковым названием Лапинсаари ("Лопарский остров").

Укрепленных возвышенностей, называемых Лапинлинна, кроме уже упомянутых, существует еще четыре: одна на острове Корписаари в Куркийокской волости, вторая – в деревне Харвиа Яккимской волости, третья и четвертая – в Сортавальской волости: в деревне Мёнтсяля и на острове Лапинсаари ("Лопарском"). В преданиях часто упоминается о том, что во всех этих местах жили лопари, – после них остались каменные валы, сохранившиеся до сих пор.

Повсюду часто встречаются Линнамяки – крепостные возвышения с оборонительными сооружениями, а также другие укрепленные места. Напри­мер, на острове Корписаари со стороны материка есть Линнамяки и Ранталиннамяки ("Береговая крепостная гора"). На берегу залива Хямеенлахти ("Залив хяме") можно увидеть Линнавуори. В двух верстах от куркийокской кирхи, тоже на берегу залива, возвышается скала Ластиккалинна.

Сохранились два острова Линнасаари ("Крепостных"): один находится недалеко от усадьбы Терву, другой – в Токкарлахти.

Согласно преданию, оборонительные сооружения Линнавуори в Хямеенлахти использовались еще в те времена, когда на острове Каннансаари существовали церковь и монастырь.

Сохранилась Линнамяки и в Микли – там можно видеть остатки вала лишь со стороны материка, потому что со стороны Киркколампи ("Церков­ное озерцо") к ней подступает отвесная скала. На другом берегу этого озера возвышается гора Кирккомяки ("Церковный холм"), она стоит на мысу, который отделяет устье реки Миклийоки от озера Киркколампи. На противоположном берегу реки есть остатки небольшого вала. По преданию, во время войны со шведами тут шли серьезные бои, и воины были вооружены арбалетами и ружьями, народу тогда полегло много. Еще говорят, что это место называется Руотсалайсиен ("Шведское").

Кроме упомянутых валов на северо-западном побережье сохранились и другие остатки каменных сооружений, которые нельзя назвать укреплениями, но их, тем не менее, считают крепостями. Так, например, в Куркийокской деревне Риеккала говорят, что широкие груды камней на берегу Ладоги сложили еще метелиляйнены.

В Кууппала, на горе Яамяки ("Ледяной"), по направлению к местечку Токкари тянутся остатки валов в 150 саженей длиной и в 2 сажени шири­ной. Они соединяют две отвесные скалы и замыкают расщелины, по которым можно добраться до вершины. В крутой скале со стороны озера есть ущелье Паколайнен ("Пещера беженцев"), вероятно служившее укрытием во время войны со шведами. Вход в пещеру очень узкий, и снизу его увидеть не­возможно. Сама гора получила название Ледяной из-за рассекающего ее ущелья, глубиной в 5 – 6 саженей, – в нем снег и лед не тают вплоть до августа, поэтому его называют "ледяным колодцем".

Остатки валов Мунасюрьясяркя находятся около Руммунсуо и тянутся в сторону Савоя. Здесь было место жестоких сражений, – так рассказы­вал мне один старик.

На землях Риеккала, недалеко от почтового тракта, идущего из Хийтола в Куркийоки, есть местечко Сакараро, где произошло крупное сражение между шведами и русскими. На поле битвы долго ничего не росло. И до сих пор там лишь кое-где пробивается трава. По другую сторону этого тракта возвышается Хухмармяки ("Гора-ступка"), на ее склоне были похоронены солдаты, погибшие в сражении при Сакараро. Когда прокладывали дорогу, то на территории деревни Рахола, у горы Синвуори, были найдены человеческие кости, черепа, остатки гробов, но в общем-то ничего примечательного.

"В деревне Силланкорва ("У моста"), в той ее части, что зовется Лукарюхмя, была страшная битва. По преданию, во время сражения воины стояли по колено в крови".

Элисенваара, на землях, принадлежащих роду Керикя, в песчаном бору, было найдено большое захоронение, – вероятно, это место битвы".

"В Куркийоки, на землях сельскохозяйственного училища, есть долина под названием Лайкаланлакс. Там сражался Яакко Пунтус с русскими".

"В Куркийоки, между кирхой и усадьбой пастора, недалеко от дороги, у горы Маммаланмяки сохранилось много захоронений времен войны со шведами".

В Ихоярви, на земле, принадлежащей Патаси, недалеко от моста найдено много секир и монет, – видимо, тут проходило сражение.

В Поземельной книге Кексгольмского лена 1589 – 1593 гг. упомина­ются следующие деревянные монастыри: Каннансаари и Хейнисенмаа в Куркийокском погосте; Вайвила, или Вайнила, в Сортавальском погосте; Орусъярви в приходе Мёнтсяля Салминского погоста. О них сохранились немногословные предания.

В двух верстах от кирхи в Куркийоки находится небольшой остров Каннансаари, называемый также Каннсаари и Каннесаари. Сейчас там лишь поля и луга. К северо-западу от той же кирхи виднеются две горы: Кууттимяки ("Гора белька нерпы") и Ляявямяки ("Холм, на котором стоит хлев"), а между ними располагаются гора Лайтурикаллио ("Скала у причала") и долина Лайтурилакс ("Долина у причала"). Здесь когда-то была монастырская пристань. Чуть выше на острове, посреди поля, есть место, именуемое Кирккомаа ("Церковная земля"), и Кирккомаакаллио ("Церковная скала"). Видимо, тут и стояла церковь. В районе Кирккомаа находили кости и кирпичи. На каменистой горке сохранились две большие ямы. И место захоронений, и берег – все поросло тернием. В разных пре­даниях упоминается о том, что на острове был либо монастырь, либо церковь.

Вот, что говорится в сказании о том, как был разорен монастырь: «Во время большой войны монастырские ценности вывезли на шести лошадях, переправили на другой берег пролива и опустили на дно там, возле камня Сатулакиви ("Камень-седло"); колокола же утопили у Ляявямяки. А насель­ники монастыря ушли».

Монастырь на острове Хейнисенмаа известен с давних времен. О нем и о его местоположении существует множество легенд, но обычай моряков бросать в воду монетки и табак "на хорошую погоду" именно в южной части острова связан, как полагают многие, с тем, что там и стоял монастырь. Однако из другого предания мы узнаем, что обитель находилась в северной части острова, в глубине бухты Монастеринлахти ("Монастырский залив"). Там до сих пор возвышается длинная пристань, сложенная из камней. Неподалеку от нее видны остатки каменной изгороди и других сооружений, тоже каменных.

В деревне Соскуа есть гора Кесякаллимяки, которая почти вся когда-то была занята под кладбище, но теперь там построены дома. Я копал в том районе и нашел под плоским камнем на глубине трех кортелей скелет крупного человека: череп его лежал немного в стороне, а кость правого предплечья – около носа. Один старик рассказывал мне, что здесь хоронили метелиляйненов.

В Кууппала, недалеко от берега, напротив кирхи, есть могильник в виде каменного кургана, "там хоронили во время той войны, когда Швеция на­пала на Россию и народ уходил отсюда, а деньги оставлял в земле". На другой стороне ручья, тоже в деревне Кууппала, есть еще кладбище в том месте, которое называется Тонти.

В Лапинлахти на горе Ласкеланмяки раньше стояла часовня, под горой при вспашке были найдены крупные человеческие кости, и кто-то сказал, что, "может быть, это кости метелиляйнена".

В Лапинлахти, на берегу залива Рюхмялахти, было кладбище, там до сих пор стоит крест. Чуть выше сохранились полуразрушенные стены часовни, а еще выше – располагается холм Кирккомяки ("Церковный"). На месте этой часовни или, по другому преданию, на самом холме в давние времена находилась большая церковь, которая была даже древнее Валаама. Колокола ее утопили, столкнув в воду с мыса Паппинниеми ("Поповского)".

В Лапинлахти, в той его части, что называется Ретсо, давным-давно было кладбище и, по всей видимости, часовня. Сейчас там двор одного жилого дома. Рассказывают, что когда рыли яму, то нашли кости и трухлявые доски.

В Терву, рядом с мельницей, находится гора Калмистомяки ("Кладбищенская").

В усадьбе Терву, недалеко от старого скотного двора, найдено много человеческих костей.

В деревне Терву, в родовом месте Иммоненов, есть гора Кирккомяки ("Церковная"). Рядом с ней посреди поля возвышается каменистая площадка, там тоже находили кости. Говорят, что здесь была зарыта денежная казна или клад. Вероятно, на этом месте когда-то стояла главная приходская церковь Терву. Главная же церковь Лапинлахти находилась, очевидно, на берегу залива Рюхмялахти.

В той части Терву, которая принадлежит роду Вейала, была церковная земля. Рассказывают, что "здесь находили кости метелиляйненов".

Риеккала: С незапамятных времен на этой земле жили люди русской веры. Они ушли в ту сторону, откуда начинается день. На острове Каннансаари, который называется еще и Кирккосаари, у них была церковь.

Давным-давно, когда здесь жили русские, началось завоевание этих земель. И многие, испугавшись, бежали на территорию, где правил другой фогт. Они думали, что будут там в безопасности. Захватчики были лютые, с "необычайно смертоносным оружием".

В местечке Ниемпелто ("Поле на мысу"), там, где сходятся река Рахоланйоки и рукав реки Куркийоки, рядом с кирхой, когда-то был город, в котором жил царь. Во время жестокой битвы царь был убит, а город разорен. Это случилось очень давно. Еще 100 лет назад на месте царской усадьбы сохранялись руины. И до сих пор там при вспашке находят кусочки кафеля.

Лапинлахти: Во время большой войны шведы сожгли много домов и убили много людей. Завоеватели шли на судах вдоль берега и разоряли все подряд. Так они добрались и до нас, и прошли было мимо, но тут с мыса Куркиниеми услышали крик: это бежал человек, спасаясь от них. Тогда шведы повернули назад и, прочесав местность,  жестоко разорили деревню, так что в живых остался лишь  один житель да еще корова. Им оказался человек по имени Вепся. Он  натер хвоей ноги  и спрятался от собакоголовых на глухом лесном озерце.

После большой войны местные жители ушли из Лапинлахти в Лахденпохья. Они жили в ригах на берегу озера, потому это место зовут холмом Рийхелянмяки. То была война, во время которой риеккалайнены, то есть люди русской веры, покинули эти места, а в деревне Лапинлахти были сожжены вое дома. А вот 200 лет назад война была не такая разорительная.

Терву: На горе Куоппахарьюнмяки в Терву, по направлению к деревне Саарес, сохранилось место, где, по рассказам, стоял дом. Там можно увидеть следы железной окалины, – говорят, что "здесь была кузня". Самый древний дом в Терву находится на горе Анттиламяки, а деревня Терву – самая древняя во всей волости.

Сорола: В давние времена край был очень богатым и процветающим. "Здесь тогда жили совсем другие люди, – люди русской веры". Но пришло время большой войны со шведами, которые все грабили и жгли. В Сорола есть гора Импваара, с нее бросилась в воду девушка. Жите­ли ушли, закопав в землю свои сокровища. Конечно, они надеялись вер­нуться, да так и не смогли. В прошлую войну, которая была две сотни лет назад, отбирали лошадей. Когда шведы уходили отсюда, они грабили все подряд, чтобы не досталось русским.

В деревне Риеккала Куркийокской волости рассказывали, что лет 30 назад с русской стороны приходил к ним странник. Он расспрашивал о камнях необычной формы, например, о таких, как Алласкиви ("Корыто-камень"), теперь он называется Куккиви, о Сатулакиви ("Седло-камень") а также о камне на полянке Рахола. Все они плоские и очень приметные. "Наверняка клады искал", – так думали люди.

В деревне Кууппала и ее окрестностях, говорят, было несколько десятков кладов. А у подножия камня Аканкиви нашли горшок, полный серебра.

На острове Верккосаари была спрятана казна горо­да Кякисалми.

В Кууппала на могильнике росла большая черемуха, у ее корней приносили в жертву первое молоко после отела коровы, первое зерно нового урожая и т. д. Такого обычая придерживались люди русской веры. Эта черемуха считалась священной, никто не смел ее трогать, и обряд сохранялся до тех пор, пока какой-то пьяный из Яккима не срубил ее. Надо сказать, что почти у каждой группы людей русской веры были свои священные деревья или подножия камней, где совершались жертвоприноше­ния, например: в той части деревни Риеккала, что на родовых землях Тимоска, а также в Соскуа и Савоя.

В Хямеенлахти на мысу, там, где раньше жили православные семьи, стоял деревянный крест, вокруг которого лежали камни. Это было место для жертвоприношений. Рассказывают, что, "когда какой-то пьяный из Париккала вырвал этот крест из земли, у него появилась грыжа".

В Лапинлахти на горе Ласкеламяки стоял деревянный крест, там приносили в жертву деньги и тому подобное.

В Ристиниеми ("Крестовый мыс"), в трех верстах от усадьбы Терву, в направлении к острову Хейнисенмаа, был крест, прикрепленный к сосне, там моряки оставляли пожертвования. Находились такие люди, которые забирали эти приношения, – тогда их настигали болезни.

Куркиеки в воспоминаниях жителей первой половины XX в.

Перенесемся в довоенную пору  поселка Куркиеки. В этом нам помогут воспоминания бывших жителей, ныне граждан Финляндии (по книге «Kurkijoki kylästä kylään»).

Поселок Куркиеки расположен в самом основании Куркийокского залива Ладожского озера. Путь к нему показывает маяк на мысу Куркиениеми. Свернув в залив у маяка, путешественник должен преодолеть еще 15-17 км. опасного пути, проходящего через лабиринт островов,  проливов, луд и отмелей. Сам фарватер довольно глубокий, местами достигает  20 м. В южной части острова Корписаари можно свернуть в соседний залив Найсмери, затем дойти до Риеккаланлахти и далее в Мустоланлахти. Эта часть залива значительно мельче. В устье залива лежат острова Вахвасенсаари и Лапинсало, а вблизи бесчисленное множество мелких островков и луд, что особенно опасно в бурю. Торговый центр Куркиеки возник еще в древности. Здесь были и плодородные земли, и богатые дичью и пушным зверем леса, и безопасная гавань на перекрестке торговых путей.

Рассмотрим подробнее этот протяженный фарватер, по которому попадали в Курикиеки древние торговые суда новгородцев и викингов.

Путь  в Куркиеки показывает свет маяка, стоящего на длинном узком мысу Куркиниеми. Сам мыс напоминает журавлиный клюв, острие которого далеко выдается в Ладогу.  Посмотрев на морскую карту, капитан обнаружит здесь глубины 30-50 м., это значительно мельче, чем было  всего двумя километрами раньше. Неподалеку от мыса Куркиениеми расположен один из Ладожских провалов глубиной 150-180 м. Слева  по курсу виднеются обрывистые острова Пиени Хепосаари и Пятякянсаари, о которые разбиваются волны разбушевавшейся Ладоги. На скалистом берегу Хепосаари белеет створный знак. Он стоит у пролива, шириной всего 300 м. Справа  возвышаются скалы Лапинлахти, достигающие высот  40-50 м. Местами они уходят вглубь озера  отвесной стеной. На вершины этих стен растут величественные сосны.

Расщелины заходят вглубь материка и образуют узкие долины с небольшими болотцами и полосками полей. Слева по курсу показывается Хепосаари, а немного дальше виднеется чуть меньший островок Торосаари. Эти островки жители Куркиеки облюбовали для рыбалки и отдыха. На берегу часто разводят костры рыбаки. До войны на острове Хепосаари стояла конюшня Куркиекской школы земледелия. Сюда на все лето вывозили жеребят на вольный выпас. Соседний Торосаари – невысокий остров. Наибольшая его высота достигает всего 20 м., зато на Хепосаари есть высоты свыше 50 м. Забравшись на вершину горы можно обозревать необъятные просторы Ладоги. Эти два острова отделяет пролив Киехувансалми, глубины у которого достигают 18 м. А с левой стороны уже начинается следующий остров Корписаари, крупнейший в Куркиекской округе. Справа по курсу лежат острова Лауватсаари, Виинасаари, а в заливе Тайпалелахти – Ресосаари.

Совсем рядом у маленького островка Хонкасаари капитану надо быть внимательным, так как это самое узкое место фарватера. Впереди пролив, ширина которого на первый взгляд достаточная – 300 м., но посредине его находятся луды Липпасиенлуодот, отмеченные створными знаками. Впереди виднеется прекрасный островок Тиакансаари, у которого фарватер расширяется до километра. После узкого залива, замкнутого островами,  открывается широкий простор, где усмиренные ладожские волны разливаются зеркальной гладью. Справа, в заливах Риутталахти и Виутлахти глубины достигают 30 м. На востоке уже показалась деревня Соскуа, а двумя километрами дальше уже виден остров Суусаари в устье реки Соскуанйоки. Оставляем слева остров Каннансаари с маленьким островком-спутником Келкутти.

Отсюда капитану уже виден залив Хямеенлахти. Но курс надо держать чуть правее. Корабль проходит мимо Васкасаари и луд Рууналуодот, отмеченных морскими метками. Справа от Иивониеми лежит Виллапеконсаари. Здесь залив резко мелеет, но глубины все же достаточные – 8-9 м. Впереди появляется залив Лайккаланлахти. Корабль минует восточную веху. Слева – Паратсу и Ликосаари, справа – Химохирси, на мысу которого стоят вехи, указывающие восточную и западную часть фарватера. У причала на берегу Лопотти, в центральной части Куркиеки путешествие завершается. Но при желании его можно продолжить еще на 3 км., повернув направо в залив Отсанлахти. Правда,  он  заиленный и заросший тростником и не такой глубокий. Откуда же здесь столько ила?

В залив Лайккаланлахти впадает река Куркийоки, которая образуется от слияния двух рек Хейнйоки и Рахоланйоки. Продолжим путешествие и поднимемся к истокам рек, по древним торговым путям.

Длина Рахоланйоки – 30 км. Далеко от Ладоги, на границе деревень Сорьо и Элисеенваара в лесу Пенккикангас лежит отрог гряды Салпаусселькя. По склону  этого водоносного слоя струится множество источников. Один из них Юриканляхде дает начало Рахоланйоки. Постепенно продвигаясь на  юг, река пересекает многие деревни Куркиекской волости: Хаапаваара, Тито, Алхо, Сяркиярви, Силланкорва и Рахола. Дел на реке найдется каждому! Здесь можно порыбачить и половить раков. Есть подходящие места для вымачивания льна и стирки. Зимой здесь проходит санный путь, сокращающий дорогу к центру волости.  На всем протяжении реки встречаются многочисленные пороги и перекаты, их десятки. На трех из них стояли мельницы. До сих пор сохранились плотины и заводи, а в землю вросли огромные мельничные жернова.

Река Хейнйоки также начинается неподалеку от деревни Элисеенвааара в районе Алакюля. Поначалу из болота Пирхосуо, что у горы Пирхомяки, струится тоненький ручеек. Это место находится к западу от дороги Лопотти – Элисеенваара.  Река Хейнйоки у своих истоков также имеет разные названия. Поначалу это ручей Тюкляноя, далее он зовется Вонкаоя. Затем речка протекает через деревни Элисеенваара, Аромяки, Оксентиинмяки, а лишь в конце течения получает название Хейнйоки. Здесь, неподалеку от своего устья она  пересекает деревни Рахола и Похьии. В целом длина Хейнйоки до  места слияния с Рахоланйоки составляет 20 км. А дальше оба потока сливаются  и через какие-то  300 метров  впадают в залив Лайккааланлахти. Как же называется эта маленькая речка? Куркийоки – чаще всего зовут ее так. Если подняться на соседнюю гору Линнамяки хорошо видно междуречье в виде журавлиного клина или клюва. Кто знает,  может быть, поэтому река носит название Куркийоки. От этого же имени произошло и название волости. До войны у реки было много названий: Рахоланйоки (по названию главного притока, Опистонйоки (так как на берегу реки располагался комплекс училища земледелия)  Лопотинйоки (по названию слободы- Лопотти), а иногда   просто Йоки.

В Лопотти протекает еще небольшой ручей Лиириоя, который начинается в северной заболоченной части, окруженной  горками, неподалеку от озерка Маялампи. В сухие годы он сильно мельчает. Пройдя вдоль ручья, мы вскоре попадем  в устье, на берег Ладоги у мыса Нярениеми. Весной воды рек и ручьев выносят много ила. И  в устье  рек, и в целом на берегу залива есть отмели, заросшие  тростником. Тростник растет даже между Нярениеми и причалом. Сам мыс очень любят дети. Здесь можно искупаться, погреться на раскаленных скалах, а потом   съехать по каменным желобкам прямо в воду. Когда-то не так давно, еще на памяти довоенных жителей на мысу стояла одинокая раскидистая ель. Эта ель и дала название мысу.

Поселок Куркиеки окружают со всех сторон скалистые горы. Некоторые из них обрываются в Ладогу, другие возвышаются в самом центре поселения.

Иногда Куркиёки называют «деревней на семи холмах». Эти холмы называются: Линнамяки, Коймяки, Сякинмяки, Хийденмяки, Маммаланмяки, Мулимяки, Андерсиненмяки. Самые высокие горы на востоке – Маммаланмяки (66 м.), на севере – Хийденмяки (61). Северо-западный склон Маммаланмяки очень крутой. А на самой горе водится много змей. Здесь добывали камень для местных нужд, в основном на щебенку. На южном и юго-восточном склонах заметны следы старой дороги, уже поросшей лесом. Новая же дорога, ведущая в Сортавала теперь походит у подножья горы по искусственной террасе в местечке, которое называется – Калтери. От дороги до озера здесь всего 100 метров. 

Весной на северных и восточных склонах горы Маммаланмяки можно наблюдать, как токуют глухари. К северу от горы расположено небольшое болотце. Здесь можно встретить редкий вид северных орхидей – ятрышник пятнистый. Хийденмяки – скалистая гора. Летом здесь мальчишки играют в войну. В давние времена молодежь собиралась здесь на Иванов день и разжигала костер из старых лодок. Место выбрано не случайно. Отсюда хорошо видна не только вся  деревня, но и  залив Лайккаланлахти с далекими берегами деревень Кууппала, Соскуа и гористого мыса Иивониеми. Отсюда можно хорошо рассмотреть место слияние рек Рахоланйоки и Хейнйоки. Отчетливо видно междуречье, напоминающее острие плуга и широкую долину реки  с деревнями Рахола и Похьи. Зимой с горы Хийденмяки можно покататься на лыжах и спуститься на санках.

С горы виден и северный склон Линнамяки, поросший елью и пихтой. Здесь сохранились оборонительные  валы древней крепости. На западном склоне растут кедры, а на южном – горные сосны, лиственницы, липы и вязы.  С горы Линнамяки можно рассмотреть Сякинмяки и Мулимяки, которые находятся в самом центре Лопотти. К северу от горы расположен стадион, а к югу – торговая площадь. По склонам горы устраивают много трамплинов и зимой здесь весело кататься на лыжах и санках. На границе Лопотти в юго-западной части лежит Коймяки. На склоне теснится 7 домиков и руины бывшего коровника. Когда-то здесь показывали кино. А на другом склоне стояла большая двухэтажная дача И. Рякколайнена. В 20-е годы ее снесли, а крепкие еще материалы использовали для строительства общеобразовательной школы в Элисеенваара.

Площадь Лопотти около 4 квадратных километров. Центральная часть тянется вдоль реки примерно на 300 метров. Торговая улица имеет длину 900 метров. От реки на восток расположено еще две улицы. Одна из них идет вдоль подножья Хийденмяки, а другая под названием Карьяпортинкату продолжается к югу на 120 метров. В целом длина этой улицы 360 метра, она тянется мимо православной церкви и выходит на дорогу, ведущую к болоту. Еще одна улица – Сепянкату идет по открытому пространству между Маммаланмяки и Сякинмяки и сливается с Карьяпортинкату.

Новые люди – новые названия

В 1940 г. в нашем районе произошла полная смена населения. Сначала новые жители были расселены по старым историческим поселениям, и эта же структура легла в основу организации колхозов. Но земли, относящиеся к поселениям, были слишком большие, поэтому  на их территориях было организовано несколько колхозов.

В 60-е годы происходит укрупнение хозяйств. На территории района было создано пять совхозов: «Дружба», Яккимский», «Куркиеки», «Застава», «Заря».

Новые жители не знали старых названий. Содержание топографических карт было государственной тайной. Да и трудновато было с непривычки выговаривать слова незнакомого языка. И появились новые названия. Они рождались по названиям колхозов, фамилиям людей, по случаю какого-то события и просто из фантазии автора. Так появились озера Искровское, Чувашское, Светлое, Пастбищное, возвышенности Мухина гора, Дудочкина гора, Варюхина гора, Аптечная, Лосинская, Колдуньин (Ведьмин) бугор, Егоровский бугор, хутора Барский дом, Сталинские поля, Сухой ручей, Большой болото, Лебединое озеро. Разные концы поселка стали называть: Шанхай, Труд, Буденный, Новый посёлок, Химдым. Ладожские заливы получили названия: Литовка, Кочерга, Шлюпочный, Гнилуха, Гнилуха тёмная, Котяки, Санаторская, Новожиловская, Капсевича. Острова  и луды: Жеребячий, Зеленый, Телячий, Голый камень, Козлячий камень.

В последнее время появилось много топографических карт. Все большее развитие получает туризм. У местных жителей и туристов  все больший интерес вызывает история древней Приладожской Карелии. И старые названия снова оживают. Они звучат со страниц карт, путеводителей, на уроках краеведения в школе. Во время праздников снова плывут по Ладожским заливам суда викингов и жгут сигнальные костры древние карелы. Возвращается память, история оживает, снова звучит на берегах Ладоги древняя речь.

Все больше людей узнает, что есть в Карелии, на берегу Ладожского озера поселок Куркиеки.. Весной и осенью здесь слышится призывный клич журавлей. Весной мудрые птицы, увидев издалека знакомые очертания берегов, делают круг над поселком и разлетаются по местам гнездования. А осенью собираются в строгий клин и трубят, созывая отставших товарищей. Многое можно было бы расспросить у журавлей. Что видели их далекие предки, пролетая из века в век над обрывистыми скалами Ладоги? Как здесь торговали заморские гости, как строились крепости на утесах? Как древние карелы провожали долгим взглядом красивых стройных птиц и слагали о них песни. Журавль издревле был  символом нашего края. Изучая и сохраняя топонимы, мы будем беречь историческую память о карельском народе. В древних названиях  отражается красота Ладожских берегов, на которых рождался карельский эпос Калевала. Дети нашего поселка уже не чувствуют себя переселенцами, как их прабабушки и прадедушки. Они искренне любят и берегут свою Родину.