Ладожское озеро


Вуоксинская эпопея

Автор: Г. Исаченко
Источник: Приозерский краеведческий альманах. СПб, 2001 Вып.2. Т.1. С.7–33.

Обратимся теперь к изменениям в бассейне Вуоксы, ради спуска которой в 1857 г. были предприняты столь впечатляющие гидротехнические работы.

После прорезания перешейка Кивиниеми уровень воды в вышележащем плёсе Вуоксы за 12 дней упал на 1 м, в течение последующих 6 лет он опустился еще на 3 м. [23] В последующие годы Кивиниемская протока продолжала врезаться, и к настоящему времени падение уровня Вуоксы выше Лосеве по сравнению с уровнем начала 1857 г. достигло около 6,5 м [24].

Примерно на такую же величину упал уровень по всему "главному ходу" Вуоксы – вплоть до порогов в верховьях, где впоследствии были построены плотины гидроэлектростанций. Поскольку уровень реки у Кивиниеми стал ниже, чем в южном отрезке северного русла Вуоксы, направление стока здесь сменилось на противоположное. От озера Торхонярви (Балахановское) вода потекла через широкую протоку Вуоксен-вирта, сливаясь с основным стоком Вуоксы и далее через протоку Кивиниеми поступая в оз. Суванто.

После событий 1857 г. уровень воды упал во всем северном русле Вуоксы: величина этого падения по сравнению с нынешним средним уровнем составляет около 5 м в Балахановском оз. и 1–1,5 м в озере Вуокса у Приозерска (см. таблицу). В результате северное русло фактически разделилось на две части. Водораздел прошел северо-восточное оз. Балахановского, где Вуокса прорезала песчано-валунную гряду (до 1857 г. она была почти полностью под водой). После падения уровня воды на поверхность вышли многочисленные гряды, сложенные крупными валунами, а от Вуоксы осталась цепь небольших озер, соединенных пересыхающими в некоторые годы узкими протоками. У многочисленных любителей водного туризма этот участок получил название Тиверских волоков.

Таким образом, северная часть Вуоксы в настоящее время почти полностью обособилась от ее основного "хода" (р. Вуокса – оз. Суходольское – р. Бурная). В бассейне северной Вуоксы остались большое озеро Вуокса и его притоки, вода которых поступает в Ладогу двумя рукавами – так называемым проливом Вуокса (бывш. Тенкалахти) у Приозерска и небольшой рекой Тихая (бывш. Пярня). Связующим звеном между "двумя Вуоксами" служит подковообразное озеро Любимовское (бывш. Хелисевя-нярви), сток из которого идет и в основное русло Вуоксы (через оз. Балахановское), и в северную ее часть (через оз. Синее).

Некогда бурное и глубокое старое русло Вуоксы, омывавшее стены островной крепости Корела и расположенной напротив нее так называемой Новой Кексгольмской крепости, обмелело до глубины 0,5 м. Территория островной крепости расширилась, вблизи нее в реке появилось множество каменистых островков. Сузился пролив между "материковой" частью города и островом Каллиосаари, где располагается городской парк. Расход воды стал недостаточен для того, чтобы собственным течением прочищать намываемый с Ладоги песчаный бар (отмель) [25]. Понижение уровня Вуоксы остановило работу двух мельниц и фактически вывело из строя Кякисалмский порт [26].

Сильно обмелела и протока Пярня, ныне проходимая только на небольших лодках и байдарках. Обмелел и залив Каарлахти (ныне Богатырский) озера Вуокса, узким "горлом" вдающийся в северо-западном направлении почти на 15 км. В самой вершине этого залива озеро отступило почти на 300 м к юго-востоку. В 1917г. почти по самому берегу залива прошла железная дорога Кякисалми – Хийтола, а у его вершины появилась станция Каарлахти (ныне Кузнечное) [27].

Падение уровня Вуоксы из-за образования Кивиниемской протоки распространилось на все притоки реки и соединяемые ими озера. Обмелели даже такие удаленные от основного русла Вуоксы озера, как Юскярви (Вишнёвское), Вуотярви (Волочаевское), Пуннусярви (Красное), Валкярви (Мичуринское) и др. Падение уровня в озерах и протоках бассейна Вуоксы, в зависимости от превышения над местным базисом эрозии, составило от 0,5 до 3 м по сравнению с их значениями до 1857 г.

Это падение, продолжавшееся всю вторую половину XIX в. и, по-видимому, начало XX в., привело к сокращению водной поверхности на водосборе. Подсчет этого сокращения был проведен под руководством автора студенткой С.-Петербургского университета О. В. Васильевой по топографическим картам масштаба 1:25 000, на которых реконструировался уровень Вуоксы до 1818 г. Кроме плёсов собственно Вуоксы, сравнивались прежние и нынешние площади около 70 озер на водосборе реки. Полученная величина – 240 км2 – составляет чуть меньше 2% площади Карельского перешейка. Площадь водной поверхности в бассейне Вуоксы сократилась почти на треть.

Изменение системы стока и площади озер в бассейне Вуоксы
Изменение системы стока и площади озер в бассейне Вуоксы с начала XIXв.

1. Современные очертания озер
2. Территории, вышедшие из-под воды в результате падения уровней озер после 1818 г.
3. Мелкие озера, спущенные в XIX–XX вв.
4. Современные направления течений
5. Направления течений Вуоксы до 1818г., отличавшиеся от современных
6. Водоразделы (в том числе образовавшиеся после 1857 г.)
7. Города и поселки городского типа
8. Прочие населенные пункты
9. Железные дороги

Наиболее яркий пример осушки – озеро Яюряпянярви, соединенное проливом с Вуоксой и имевшее близкий с ней уровень воды (около 15 м). До последней вуоксинской катастрофы площадь озера превышала 60 км2. Падение уровня после 1857 г. при мелководности Яюряпянярви привело к уменьшению его поверхности почти в 8 раз. Водоем распался на 2 части, ныне называемые Большим и Малым Раковыми озерами.

Пролив, соединяющий прежнее озеро с Вуоксой, превратился в протоку Салменкайта (сейчас Булатная), имеющую ширину до 30 м и довольно быстрое течение. В довоенные годы была предпринята попытка повысить уровень и приостановить зарастание Раковых озер; с этой целью на протоке ниже Малого Ракового озера соорудили плотину. Она была разобрана в 1954 г.

Сейчас Раковые озера представляют собой участки открытой воды среди бескрайних зарослей тростника и других водных растений. Здесь создан комплексный заказник "Раковые озера", задачей которого является охрана мест гнездования разнообразных видов водных и околоводных птиц, а также мест остановок птиц на беломоро-балтийском пролетном пути. Площадь "озер" колеблется от года к году; озеро Малое Раковое фактически распалось на несколько мелких водоемов. При среднем уровне в 12 м (т. е. на 3 м ниже уреза воды до 1857 г.) общая площадь озер составляет не более 15 % от первоначальной.

На судьбу Раковых озер повлияла также попытка частичного спуска оз. Глубокого (бывш. Муолаанярви), предпринятая в 1970-е гг. – в разгар кампании по проведению "комплексной мелиорации". Мелиораторов привлекли давно используемые в сельском хозяйстве террасы в южной части озера; возникло желание их расширить за счет озерного дна.

С этой целью был прорыт канал длиной около 2 км параллельно существовавшей протоке, соединявшей оз. Глубокое с оз. Охотничьим и системой Раковых озер [28]. Воды озера устремились в канал, имевший падение около 5 м; уровень водоема начал стремительно понижаться. Кроме того, начался вынос твердого вещества и заиление Раковых озер и прилегающих тростниковых зарослей.

Создалась угроза гибели многочисленных птиц, среди которых насчитывается немало редких видов. В конце 1980-х гг. пришлось сооружать плотины-шлюзы: на прорытом канале, с целью подпора мелеющего озера Глубокого, и на реке Булатная, для регулирования уровня Раковых озер. Сейчас природный комплекс Раковых озер почти целиком зависит от регулирующей способности двух плотин, состояние которых давно уже вызывает беспокойство.

Были ли достигнуты цели, ради которых произведен в 1857 г. взрыв Кивиниемского перешейка? Вот, что писал по этому поводу А. П. Андреев в 1875 г.: "... в иных местах <...> спуск воды принес земледелию значительную пользу, а в других оказал положительный вред. Мы, после спуска р. Воксы, видели некоторые местности по этой реке, как, наприм<ер>, в Тиурисе <Тиверск, совр. Васильеве. – Г. И.>. <...> Река с оголенными берегами и вышедшими из-под воды плоскими, совершенно голыми каменными островками и валунами, дает взору какой-то невиданный, странный и весьма оригинальный вид. <...> Вышедшие наружу гранитные островки <...> без растительных лишаев на них и без травки в расщелинах. Одним словом, картина унылая, разве только годная художнику на тему для олицетворения какой-либо фантазии, хотя бы, напр<имер>, "момент мироздания после потопа" [29].

Цель улучшения условий судоходства не была достигнута вовсе. После падения уровня Вуоксы в 1857 г. Кексгольм потерял свои транспортные преимущества. Для того, чтобы сохранить судоходство и возможность лесосплава в средней части Вуоксы (от Яяски – совр. Лесогорский – до Кивиниеми), в 1871 г. (?) был построен шлюз Пааккола в узком рукаве Вуоксы выше Яюряпяя (Барышево) – там, где река, пересекая водно-ледниковую гряду, образует порог. По так называемому Паакколаскому каналу в 1913 г. проходило до 26 судов в день [30]. Шлюз был разрушен, по всей видимости, во время войн 1939–1940 и 1941–1944 гг.; о нем напоминало название населенного пункта Шлюз Гремучий, ныне не существующего. В 1990-х гг. здесь появилась частная усадьба.

По сообщению А. П. Андреева [31], ухудшение условий рыбной ловли в устье северной Вуоксы (у Кексгольма) после ее обмеления было в некоторой степени компенсировано тем, что лосось и сиг стали заходить из Ладоги в р. Тайпале и оз. Суванто, что дало возможность образоваться здесь хорошему рыбному промыслу.

Каковы последствия двух вуоксинских катастроф XIX в. для ландшафтов Карельского перешейка? Как уже говорилось, единая прежде система Вуоксы разделилась на две почти не связанные между собой части: южную (основную) и северную Вуоксу.

При этом сток северной Вуоксы в Ладогу составляет не более 1% от стока через р. Бурную. За счет падения уровня воды вышли на поверхность сотни квадратных километров территории. По очень приближенной оценке, не менее 100 км 2 этих земель были превращены в сельскохозяйственные угодья, и это следует признать самым важным практическим результатом двух спусков Вуоксы.

Почти треть прироста сельскохозяйственных земель была получена при спуске оз. Суванто. Многие угодья по берегам Вуоксы могли быть использованы в качестве сенокосов только после проведения дополнительных осушительных работ. Поэтому спуск Вуоксы в 1857 г. стимулировал дальнейшие гидротехнические мероприятия локального значения: например, в районе Ряйсяля (ныне Мельникове) и южного берега оз. Вуокса.

Вышедшие из-под воды территории, которые не подвергались окультуриванию, представляют собой низинные болота, заболоченные террасы на суглинках и песках, сухие песчаные террасы, валунные гряды и гранитные скалы. Здесь последние полтора века течение природных процессов мало отличается от того, что происходит в аналогичных ландшафтах "сухопутного" развития.

Болотные ландшафты осушенных днищ Вуоксы и озер ее бассейна, в зависимости от положения над современным уровнем воды, периодичности затопления, глубины залегания грунтовых вод, представлены разными типами. Наиболее низкие участки заняты зарослями тростника, камыша и хвоща с "окнами" воды, покрытыми плавающими водными растениями. Это фактически земноводные комплексы; наибольшую площадь они имеют вокруг Раковых озер. Иногда в понижениях, отделенных от основной акватории невысоким береговым валом, образуются маленькие озерца, с глубиной не более полуметра. Такие "водоемы" интенсивно зарастают, а в наиболее сухие годы полностью высыхают.

На уровне до 1 м над урезом воды развиты кочковатые болота с тростником, осоками и травами; нередко здесь вырастают густые заросли ив. Моховой покров на приозерных болотах слабо развит; обычные для верховых болот сфагновые мхи встречаются только небольшими пятнами. Мощность торфа на низинных болотах не более 15 см, поскольку торф начал откладываться на озерном сапропеле только после осушки территории, а скорость накопления торфа не превышает 0,5–1 мм/год.

На влажных террасах с обильными выходами грунтовых вод распространены леса с преобладанием черной ольхи и обильными зарослями трав (сныть, крапива, лабазник и др.) и папоротников. Черноольшаники занимают большие площади в полосе шириной 200–400 м вдоль южного берега широкого плёса Вуоксы выше Лосевской протоки. Грунтовые воды выходят здесь в нижних частях крутых уступов – берегов послеледниковой пра-Вуо-ксы. Деревья черной ольхи достигают в таких местах довольно крупных размеров – высоты 22 м при диаметре 40 см. Из-за того, что вода почти постоянно покрывает до половины поверхности, черная ольха в данных ландшафтах не имеет конкурентов среди других древесных пород.

Почти вдоль всего берега озера Суходольского (кроме юго-восточной его оконечности) прослеживается усеянная валунами терраса. Ее высота над современным уровнем озера около 6 м, что составляет приблизительно 13 м над уровнем моря. Можно предположить, что эта терраса образовалась вследствие прорыва Кивиниемского перешейка в 1857 г., когда в Суванто ринулись огромные массы воды, сразу подняв его уровень почти на 4 м [32]. Интересно, что только на этой террасе, наряду с черной ольхой, почти повсеместно растет вяз – широколиственное дерево, довольно редкое в Ленинградской области и особенно на Карельском перешейке. Здесь также нередки заросли единственного на Северо-Западе Европейской России вида лиан – хмеля вьющегося.

Сухие песчаные террасы сформировались на участках осушенного днища оз. Суходольского, а также плёса Вуоксы выше Лосевской протоки. Сейчас здесь растут прекрасные сосновые зеленомошные боры, ничем не отличающиеся (в том числе и по строению почвы) от сосняков на вышележащих песчаных террасах. Изредка встречаются участки открытых песков с вереском и толокнянкой.

Неиспользование этих земель под сельскохозяйственные угодья объясняется крайней бедностью почв, формирующихся на перемытых песках. На более богатых по составу песчаных и супесчаных террасах встречаются сосняки с разнотравьем и кислицей. Оказавшиеся на поверхности гряды из валунов и небольшие сельги (гранитные скалы и гряды) за прошедшие десятилетия в основном покрылись редкослойными сосновыми лесами с можжевельником, брусникой и зелеными мхами. Здесь нередки пожары, следы которых хорошо видны на стволах старых сосен.

Окультуренные участки бывшего дна Вуоксы и озер ее бассейна использовались в основном под посевы многолетних трав и пастбища. Здесь проводился комплекс агротехнических мероприятий, куда входило травосеяние, применение высоких доз органических (в частности торфяных) и минеральных удобрений, известкование почв. Особенно важное значение имело устройство дренажной сети с густой сетью параллельных канав.

В результате в почвах сельскохозяйственных угодий на вышедших из-под воды землях сформировался гумусовый горизонт, толщина которого может достигать 25 см; иногда имеется довольно мощная (до 10 см) дернина. Такие почвы мало отличаются от почв-аналогов, развивавшихся многие столетия "на суше". Индикатором существования в недалеком прошлом водоема может служить почвенный горизонт, располагающийся ниже гумусового и имеющий более темный цвет (серо-бурый, темно-серо-сизый), чем подобные же горизонты в почвах, располагающихся выше уровня воды 1818 (или 1857) г. По-видимому, темный цвет обусловлен тем, что этот горизонт образовался из озерных илов.

Максимальной освоенности земли по берегам Вуоксы, как и в целом в Выборгской Карелии [33], достигли к концу 1930-х гг. После Второй мировой войны их постепенно забрасывали. При этом наиболее низкие участки окультуренных террас вновь заболачивались, а более дренированные угодья зарастали лесом. Сейчас по берегам плёсов Вуоксы и связанных с ней озер можно встретить разные стадии зарастания сельскохозяйственных угодий: от поросли мелколиственных деревьев и ивы на лугах, которые перестали косить несколько лет назад, до густых мелколиственных лесов 40–50-летнего возраста.

Преобладают травяные леса из серой ольхи с участием березы, осины и сосны. Возобновление ели в лесах на бывших сельскохозяйственных землях в полосе осушки происходит редко. Например, в лесах на бывшем днище озера Суванто ель не встречается вовсе. Возможно, это связано с удаленностью источников семян (крупных еловых деревьев), а также молодостью "сухопутной" стадии данных ландшафтов. Для формирования их типично таежного облика [34] с господством еловых лесов потребуется, по-видимому, не менее 250–300 лет.

По приблизительной оценке, сейчас используется не менее половины вновь полученных после 1818 и 1857 гг. сельскохозяйственных земель в бассейне Вуоксы. Еще выше эта доля для угодий, приобретенных при спуске озера Суванто. Дерновые оглеен-ные суглинистые почвы, образовавшиеся на бывшем днище Суванто вдоль реки Бурной, отличаются повышенной продуктивностью. В 1995 г. наши исследования зафиксировали здесь биологическую урожайность сеяного луга из тимофеевки в 57 ц/га абсолютно сухого веса, что сопоставимо с показателями урожайности многолетних трав в 1930-е гг.

Подытоживая, можно сделать вывод, что "основной ход" Вуоксы (оз. Сайма – плёсы Вуоксы – Лосевская протока – оз. Суходольское – р. Бурная) развивается, как очень динамичная система, продолжающая врезаться и не выработавшая своего устойчивого русла. В особенности это касается наиболее молодого участка оз. Суходольское – р. Бурная. Об интенсивности процессов здесь свидетельствует, в частности, развитие овражной эрозии, в общем-то не характерное для нашего региона и таежной зоны в целом. Рост оврагов по берегам оз. Суходольского, стимулированный спуском последнего, по принципу положительной обратной связи будет вызывать дальнейшее осушение озер, связанных с озером Суходольским речками и ручьями.

Напротив, обособившийся северный рукав Вуоксы имеет все признаки "затухающей" реки, постепенно превращающейся в систему зарастающих озер. Кроме наших наблюдений, о которых говорилось выше, об этом свидетельствует сравнение топографических карт послевоенных лет. Наиболее показательно в этом отношении Балахановское озеро. Так, на картах масштабов 1:100 000 и 1:200 000, составленных соответственно в конце 1960-х и в конце 1980-х гг., появились острова-заросли тростников, которых не было на карте масштаба 1:25 000 выпуска 1950-х гг. По-видимому, окончательному обособлению северной Вуоксы от южной способствует и продолжающееся тектоническое поднятие северной части Карельского перешейка.

В заключение небезынтересно коснуться целой серии неосуществленных гидротехнических проектов, связанных с системой Вуоксы. Эти сведения малоизвестны широкому читателю, поскольку до начала 1990-х гг. соответствующие ведомственные материалы не предназначались для публикации.

Более ранние проекты обязаны своим происхождением динамично развивавшейся экономике автономной Финляндии. Уже в 1870-х гг. выход из Ладоги в Неву считался не соответствующим потребностям торговли Финляндского Приладожья – района от устья Тайпале-Бурной до Салми на северо-восточном берегу Ладоги. Тогда же возникает мысль об устройстве канала Ладога – Финский залив, с частичным использованием Вуоксы.

Открытие судоходства по средней и нижней Вуоксе через упоминавшийся выше шлюз Пааккола было первым шагом на пути осуществления этой идеи. В начале 1900-х гг. Р. Кастрен разработал проект водного пути от Выборга до Кексгольма. В 1919 г., то есть уже после обретения Финляндией независимости, этот проект поддержали финские торговые и промышленные круги. В пользу строительства такого водного пути говорили и политические мотивы "финнизации" всего Перешейка и Северного Приладожья.

Канал длиной 171 км был рассчитан на суда с осадкой 4 м и должен был иметь 9 шлюзов: два на Кексгольмском склоне Перешейка и семь на Выборгском, при общем падении в 16,7 м. Искусственные участки канала, где требовалась сплошная выемка грунта и скальных пород, составляли всего 24 км. Кроме того, на канале предусматривалось 4 заграждающих запасных ворот, 5 железнодорожных мостов и 10 мостов под шоссейные дороги. Энергию для механизмов шлюзов и мостов предполагалось брать от ГЭС Иматра на Вуоксе. По непроверенным данным, незадолго до начала Зимней войны в районе Выборга начались строительные работы по реализации проекта.

Сразу же после присоединения Выборгской Карелии к СССР был выдвинут проект переброски стока Вуоксы в Финский залив в энергетических целях. По этой схеме Вуокса запиралась плотиной, ее уровень поднимался до отметки 13–13,5 м, то есть на 8–8,5 м выше среднего уровня Ладоги. Сток направлялся бы по системе озер, соединяемых в двух местах каналами, и на этом уровне подводился к Финскому заливу у Тронгзунда (сейчас Вы-соцк), где и сбрасывался бы через ГЭС. Таким образом, создавалось единое зеркало, длиной до 150 км, удобное для судоходства. Однако эта схема не получила надлежащего технического обоснования.

Самым грандиозным, пожалуй, был проект Нижне-Вуоксин-ской ГЭС, восходящий также к 1940-м гг. Согласно замыслу, возводимая на р. Бурной (в 1,5 км выше устья) плотина должна была создать водохранилище с нормальным подпорным горизонтом 13,0 м. До такой отметки уровень воды должен был подняться на всей Вуоксе вплоть до Раухиала-ГЭС (сейчас 10-я ГЭС близ пос. Лесогорский). Таким образом, подъем уровня Вуоксы должен был составлять от 6 м на оз. Суванто до 3 м на участке Каменно-горск – Раухиала-ГЭС. Северное русло Вуоксы, по замыслу проектировщиков, должно было быть отгорожено глухой дамбой.

Проект имел целью не только получить дешевую электроэнергию, но и восстановить судоходство по Вуоксе. Шлюзованием нижней Вуоксы (требовалось только сооружение шлюза при плотине ГЭС и расчистка устья Бурной) создавался бы глубокий судоходный ввод в глубь Карельского перешейка на протяжении 123 км (до ГЭС Раухиала). Однако проведенные в 1940–1941 гг. экономические расчеты показали, что при намеченном грузообороте капиталовложения в осуществление проекта шлюзования не окупили бы себя.

Проект Нижне-Вуоксинской ГЭС еще долгие годы рассматривался в разных инстанциях и даже попал на карту энергетики в "Атласе Ленинградской области", изданном в 1967 г. [35] О возможных последствиях реализации этой идеи говорит то, что зона, подвергаемая ущербу от затопления и подтопления, ограничивалась по проекту высотной отметкой 15 м над уровнем моря. Таким образом, сооружение плотины на Бурной почти полностью уничтожило бы плоды многолетнего окультуривания земель, полученных при спусках Суванто и Вуоксы в 1818и 1857 гг.

Как бы ни оценивать возможные последствия реализации всех упомянутых выше проектов, их авторы (возможно, подсознательно) пытались воспроизвести те состояния водной сети Карельского перешейка, которые уже существовали в прежние эпохи. Речь идет о "высокой" Вуоксе до 1857 г., "большом Суванто" до 1818 г. и даже воссоздании Хейнйокского пролива – водного соединения между Ладогой и Финским заливом, благодаря которому Карельский перешеек длительное время был островом. Но "Вуоксинская эпопея" далеко не закончена. Эта река-озеро, столь любимая жителями и гостями Карельского перешейка за свои бескрайние плёсы, тихие заводи и бурные стремнины, способна преподнести еще немало сюрпризов.

Литература:
23. Ailio J. Op. cit – Р. 68.
24. Трудно объяснить тот факт, что на советских топографических картах, выпускавшихся вплоть до начала 1990-х гг., приводилась отметка уровня воды в плёсе Вуоксы выше Лосево в 7,5 м над уровнем моря, то есть всего на 0,5 м выше уровня оз. Суходольского.
25. Андреев А. П. Указ. соч. – С. 83.
26. Kuujo E., Puramo E., Sarkanen J. Kakisalmen historia: Kakisalmen kaupungin ja maalaskunnan vaiheita. – Lahti: Kustantnut Kaki-saatio. 1958. – §. 326.
27. В 3 км к северо-востоку от ст. Кузнечное, недалеко от берега Ладожского озера, находится Приладожская учебно-научная станция С.-Петербургского университета.
28. По другим сведениям, первый отводной канал из оз. Глубокого (длиной 700 м) был прорыт в 1954 г.
29. Андреев А. П. Указ. соч. – С. 94–95.
30. Статистический ежегодник Финляндии. Нов. серия. Год тринадцатый. 1915. – Гельсингфорс, 1916. – С. 277.
31. Андреев А. П. Указ. соч. – С. 95.
32. Ailio J. Op. cit – Р. 68.
33. Выборгскоя Карелия включает северную и центральную части Карельского перешейка и Северное Приладожье, до 1917 г. входившие в Выборгскую губернию Великого княжества Финляндского. Более подробно см.: Исаченко Г. А. "Окно в Европу": история и ландшафты. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1998. – Разд. 2.2. – С. 62–73.
34. Карельский перешеек располагается в южной подзоне ландшафтно-кли-матической зоны тайги.
35. Атлас Ленинградской области. – М.: ГУГК, 1967.

Григорий Анатольевич ИСАЧЕНКО (род. 1960) – доцент факультета географии и геоэкологии С.-Петербургского университета, кандидат географических наук (1988). Окончил географический факультет Ленинградского университета имени А. А. Жданова в 1982 г. Ведет научные исследования в области ландшафтоведения, экологии ландшафта, изменения природы под влиянием деятельности человека, исторической географии Северо-Запада Европейской России, географических информационных систем. Член Русского географического общества.

Автор более 100 научных и научно-популярных работ, в том числе изданных за рубежом. Монографии: Динамика ландшафтов тайги Северо-запада Европейской России. – СПб., 1996. – 166 с. (в соавторстве с А. И. Резниковым); "Окно в Европу": история и ландшафты. – СПб., 1998. – 476 с.; Методы полевых ландшафтных исследований и ландшафтно-экологическое картографирование (курс лекций). – СПб., 1999. – 111 с.

С 1980 г. Г. А. Исаченко участвовал (в том числе в качестве руководителя) в работе географических экспедиций, исследовавших разные районы СССР (Кольский полуостров, Карелия, Центр Европейской части России, Кавказ и Закавказье, Копетдаг, Памиро-Алай, Алтай, Сихотэ-Алинь, Камчатка и др.). С 1990 г. ежегодно проводит полевые исследования ландшафтов различных районов Северо-запада Европейской России, включая Карельский перешеек. В 1991 г. организовал Приладожскую ландшафтно-экологическую полевую станцию (ПЛЭПС) С.-Петербургского университета вблизи пос. Кузнечное Приозерского района. Здесь регулярно с участием студентов и аспирантов университета проводятся наблюдения по программе мониторинга длительных изменений природной среды Приладожья.
Интересы Г. А. Исаченко давно связаны с Карельским перешейком, в особенности с Северо-Западным Приладожьем и бассейном Вуоксы. По этой территории им опубликовано несколько десятков работ, имеющих не только сугубо научное, но и краеведческое значение. Одна из основных идей автора – прослеживание "связи времен", выявление наследия сменяющих друг друга исторических событий, этносов и культур в современных ландшафтах края.