Ладожское озеро


Букварь неотектоники
(новый взгляд на ледниковый период
)

Автор: В. Г. Чувардинский
Источник: Изд-во Кольского научного центра РАН (Апатиты), 2008.
Публикуется в сокращении.
Полный вариант в формате PDF (3.5Mb)

ГЛАВА 1
ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Идеи ледниковой теории возникли на заре зарождения геологии в Европе и, к сожалению, продолжают жить, хотя давным давно вошли в противоречие с геологическими фактами и законами физики.
Академик Н. А. Шило (1981)

1.1 Начала ледниковой гипотезы

Более 150 лет назад европейские натуралисты И. Венец, Ж. Шарпаньтье, Л. Агассиц выдвинули гипотезу о существовании в недавнем прошлом огромных ледниковых масс, покрывавших толстым слоем льда Европу, часть Азии и Америки. Поводом для выдвижения столь неожиданной гипотезы явилась попытка научного обоснования причин скопления на равнинах Европы валунов кристаллических пород.

Вторым фактором, который основательно поспособствовал созданию ледниковой гипотезы, были сведения о находках "нетленных" трупов мамонтов в мерзлых грунтах Сибири. Ученые того времени полагали, что только мощные покровные ледники могли разнести валуны и в пример ставили горные альпийские ледники. В своем "Трактате о ледниковом периоде" (1840) Луи Агассиц писал: "Появление чудовищных ледниковых покровов означало уничтожение всей органической жизни на земной поверхности… Территория Европы, которая перед этим была покрыта тропической растительностью, внезапно исчезла под бескрайними массами льда… Наступило безмолвие смерти".

Но ледники, "внезапно погубившие Европу", не только усеяли ее валунами. Продолжатели дела Агассица – европейские ученые А. Гейки, О. Торрель, Дж. Гейки в своих опубликованных трудах (соответственно, в 1863, 1872 и 1874 годах) доказывали, что ледники выпахали в кристаллических породах Фенноскандии и Шотландии глубокие фиорды, озерные котловины, создали острова и шхеры, обточили и отполировали, покрыли бороздами и штрихами коренные породы, преобразовав их в бараньи лбы и курчавые скалы. Ледник создал также озы, краевые гряды, другие формы рельефа.

В 1876 г. географ П. А. Кропоткин в "Записках Императорского Русского географического общества" опубликовал монографическую работу "Исследования о ледниковом периоде". Видимо, из-за выразительности названия в советско-постсоветской печати утвердилось мнение, что П. А. Кропоткин и был основателем ледниковой гипотезы. Но совершенно ясно, что западные ученые задолго до этого издали труды об этой достопочтенной гипотезе и даже разработали геологические признаки оледенений. Новых, неизвестных положений Кропоткин не выдвинул, да и название труда заимствовал у О. Торелля: "Исследования о ледниковом периоде" (Стокгольм, 1872).

1.2 Теории: дрифтовая и ледниковая

К середине 19-го века великие естествоиспытатели Ч. Ляйель, Ч. Дарвин и крупнейшие геологи того времени Р. Мурчисон и А. Кайзерлинг выдвинули и обосновали дрифтовую теорию. Суть ее заключалась в том, что валуны на равнинах Европы, Северной Азии и Северной Америки оставили плавающие льды – морской припай, айсберги. Это происходило в четвертичный период, когда эти низменные территории были покрыты водами северных морей.

Примером для авторов этой гипотезы являлись современные замерзающие моря, где процесс разноса валунов плавучими льдами развит широко. Ч. Ляйель и А. Кайзерлинг указывали также, что покровные ледники не могут разносить валуны и их не следует уподоблять горным ледникам, на поверхность которых в изобилии поступает обломочный материал с нависающих горных склонов в виде обвалов и осыпей. Это была прогрессивная теория, не отягощенная всемирными катаклизмами и катастрофами, лежащими в основе ледниковой гипотезы.

Но случилось так, что учение о ледниковых периодах овладело умами ученых задолго до развития такой науки, как гляциология, до того, как была изучена геологическая деятельность ледниковых покровов Гренландии и Антарктиды. Последующее их изучение, в том числе сквозное разбуривание ледяных масс, показало, что они вовсе не выпахивают коренное ложе и не перемещают крупнообломочный материал в своей донной части. На ледниковую поверхность такой материал поступает редко – на участках, выступающих надо льдом отдельных горных вершин.

Но к тому времени, когда появились начала гляциологии, ледниковая теория превратилась в незыблемое учение, в одну из главных теорий в науках о Земле. Кто будет обращать внимание на такие "мелочи", как неспособность антарктического и гренландского ледников выпахивать ложе и перемещать валуны в своей донной части? Принцип актуализма – это нечто совершенно излишнее!

В итоге, во всех учебниках, справочниках, энциклопедиях значится, что в четвертичный период равнины умеренных широт Северного полушария, Балтийский и Канадский щиты многократно – от 4-х до 20 раз покрывались мощными, антарктического типа, материковыми льдами.

Широкое развитие получила ледниковая теория и в научно-популярной литературе. На основе ледниковой теории разрабатываются стратиграфические схемы четвертичных отложений, составляются палеогеографические, геоморфологические, инженерно-геологические карты, ведутся реконструкции климата. Смежные науки: зоогеография, ботаническая география, археология, экология, ландшафтоведение – в своей деятельности также руководствуются основными положениями ледниковой теории. Важное значение для идеологии ледниковизма имеют вузы, – факультеты и кафедры соответствующих профилей.

Преподавание там ведется исключительно с позиций «единственно верного» ледникового учения. Если альтернативная концепция и упоминается, то как наглядный пример «абсурда и полной неграмотности» в науке. Понятно, что затвердив установки ледниковой теории, сдав зачеты и экзамены, будущий молодой специалист не поступится усвоенными знаниями. Тем более, что защита диссертаций по тематике четвертичных оледенений поставлена на поток и любой постно-правоверный их сторонник ее легко защитит.

Главное, – трафаретно придерживаться утвержденных схем. Выгодное это дело – ледниковая теория! Десятилетия безраздельного царствования ледниковой теории в науках о Земле привело к занятию ее сторонниками важных номенклатурных постов и должностей в научных учреждениях, в редакциях, комиссиях. Особенно полно и безраздельно засилье ледниковизма в диссертационных советах и фондах РФФИ.

Это мощный научно-корпоративный ресурс и пока диссоветы контролируют это важнейшее научно-карьерное звено, ледниковое учение не победимо. Данная внушительная картина опирается на мощный разрекламированный фундамент, сложенный из более чем 220 гипотез о причинах ледниковых периодов(по подсчетам А. В. Лапшина, в 1988 г. уже было 200 «серьезных» гипотез и их число неуклонно продолжает расти с производительностью 1,5 – 2 гипотезы в год). Только известные "серьезные китайские предупреждения" американскому империализму пока превышают численность ледниковых гипотез.

1.3 Антиледниковая концепция

Более полувека назад с критикой ледниковой теории выступил киевский зоолог и палеонтолог Иван Григорьевич Пидопличко (1905-1975). На основе зоологических, палеонтологических, ботанических и археологических данных он пришел к выводу об отсутствии оледенений равнин умеренных широт. В обосновании своей антиледниковой концепции, он широко использовал материалы по четвертичной геологии севера Европейской части страны и Западной Сибири и рассматривал валунные отложения ("морены") как ледово-морские – в рамках дрифтовой теории Ч. Ляйеля – Р. Мурчисона. Концепция Пидопличко наиболее полно изложена в его 4-х томной монографии "О ледниковом периоде" (1946, 1951, 1954, 1956).

Гонения на работы И. Г. Пидопличко начались вскоре после выхода его первой книги (1946 г.). Научная общественность не могла пройти мимо "доморощенной реакционной затеи" (так ледниковисты именовали взгляды исследователя). От последствий коллективной советской критики Пидопличко спасло то, что внимание и силы научного сообщества переключились на многолетнее ожесточенное поношение "реакционных буржуазных лженаук" – генетики и кибернетики и на высмеивание теории дрейфа континентов А. Вегенера. Теперь это "хорошие" и очень популярные у нас науки и теории. Естественно, в знаменосцах оказались и недавние шельмователи. Кто не хочет получить большие и очень большие научные лычки?

Но нельзя было пустить на самотек и антигляциализм. Было проведено несколько научных собраний и приняты резолюции о "реакционной" сущности взглядов Пидопличко. Но этого показалось мало и после гневных осуждений работ И. Г. Пидопличко, в научные библиотеки стали поступать предписания об изъятии трудов Пидопличко из обращения. С их итогами уже в наше время познакомился доктор философских наук В. Н. Демин.

Вот что он пишет в своей книге "Загадки русского Севера" (М. 2000): "Семь книг, направленных против абсолютизированной ледниковой догматики, парализовавшей науку, и почище всякого ледника проутюжившей историю, написал академик И. Г. Пидопличко (1905-1975). Но попробуйте сегодня прочитать эти книги. В Российской государственной библиотеке 4-х томная монография "О ледниковом периоде" (1946-1956) сдана в архив и читателям не выдается. К книгам, где собран и обобщен уникальный геологический, климатологический, ботанический и зоологический материал, опровергающий ледниковую"теорию" в ее нынешнем догматическом виде, нет доступа и в других библиотеках".

После удачного завершения "библиотечного дела" была избрана тактика полного замалчивания трудов И. Г. Пидопличко. Эта тактика успешно действует и поныне, разумеется, и в отношении других отступников.

А что вы хотите? Разве в науке централизм и коллективизм слабее, чем в Союзе писателей, который, к примеру, заставил Б. Л. Пастернака отказаться от уже присужденной Нобелевской премии. Если бы Пастернак мог выбирать, то надо было получать Ленинскую премию. Пошел бы Союз писателей против ленинского лауреата? Нет, все было бы как в сказке Корнея Чуковского: "Ослы ему славу по нотам поют, козлы бородою дорогу метут"!

Однако вернемся к нашим геологическим заботам. Значительная часть тиража книг Пидопличко разошлась до запретительных мер и некоторые читатели – географы, ботаники и зоологи поддержали антиледниковые идеи. Но особенно большую поддержку новой концепции оказали геологи, геоморфологи и мерзлотоведы, работавшие на севере Западной Сибири и в Большеземельской тундре. Они установили, что в валунных суглинках ("морене") содержатся раковины морских моллюсков, фораминиферы, остаточные морские соли. Валуны в эти морские отложения попадали посредством их разноса припайными льдами и айсбергами.

Была подтверждена правильность дрифтовой теории, но одновременно стало ясно, что она не универсальна и отвечает только на некоторые, хотя и очень важные вопросы. Тогда, в 50-70-е годы время кардинальных открытий еще не пришло. То были десятилетия широких экспедиционных исследований, сбора и накопления огромнейшего фактического материала по четвертичной геологии, геоморфологии, мерзлотоведению, неотектонике, гляциологии, палеогеографии четвертичного периода. Был выполнен исключительно большой объем аналитических работ: споровопыльцевых, микрофаунистических, диатомовых, гранулометрических, а также изотопных, в первую очередь радиоуглеродных. Эти материалы являются богатейшим наследством ушедшей эпохи великих геологических исследований. Они еще подлежат осмыслению и детальному анализу с позиций новых идей и разработок.

В последующих главах книги в краткой форме будут рассматриваться вопросы геологической деятельности ледников, палеогеографические аспекты проблемы оледенений, и уже затем вопросы формирования главных регалий ледниковой теории – "экзарационного" рельефа. Это утяжеляет "Букварь", но читателю не лишне получить представление о состоянии дел в ледниковом учении.

Содержание