Ладожское озеро


Евразийские гидросферные катастрофы и оледенение Арктики

Опыт геоморфологического анализа палеогидрологических систем материка

Автор: М. Гросвальд
Источник: Москва, «Научный мир» 1999. ББК 26.222.8:823; ISBN 5-89176-067-3
Полный вариант в формате DJVU (14.5Mb)

Восстановлены евразийские гидросферные катастрофы, представлявшие собой одно из следствий покровного оледенения Арктики. К их следам отнесены бэровские бугры, ложбины древнего стока, «огибающие» долины, песчаные гряды и поля грив, известные в Западной Сибири и Казахстане, на низменностях Турана и Прикаспия. Комплексы этих форм образуют две системы, начинающиеся в Центральной Арктике; одна пересекает Сибирь, и открывается в Черное море и европейские прадолины, а вторая проходит вдоль Урала на юг. Сделан вывод, что системы созданы катастрофическими потопами огромной мощности. Предлагается гипотеза, по которой источником воды и энергии потопов была глубоководная часть Арктического бассейна, становившаяся Арктическим подледным озером. Последнее испытало три позднеледниковмх прорыва – 12, 10 и 7 тыс. лет назад. Прорывы совпадали с коллапсами ледниковых щитов, событиями Хайнриха, внезапными скачками уровня океана и резкими климатическими осцилляциями.

Евразийские гидросферные катастрофы и оледенение Арктики

ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА

Предлагаемая читателю книга многим покажется неожиданной. Не часто бывает, что так вот сразу, без подготовки из серии статей, без основательной "обкатки" на семинарах и конференциях, выдвигается по-настоящему крупная новая идея.

Автор книги – геоморфолог и гляциолог, известный своими оригинальными реконструкциями древних оледенений. На сей раз, он выступает как палеогидролог: опираясь на геоморфологический анализ, он доказывает, что великие оледенения Северной Евразии сопровождались грандиозными гидросферными катастрофами, которые наложили отпечаток на развитие рельефа материка, на его речную сеть, внутренние моря, климат, расселение животных и растений. В его работе мы находим и подробное описание фактов, в основном геоморфологических, и их новую интерпретацию. А также – очередную "возмутительную" гипотезу, которая отвечает на вопрос о вероятных источниках воды и энергии потопов, объясняет механизмы этих катастроф, их региональные и глобальные следствия.

Конечно, впечатление неожиданности обманчиво. Неожиданной книга покажется лишь тому, кто не знаком с творчеством автора. Для нас, его коллег, она – всего лишь новый, но вполне закономерный виток в работе исследователя, нацеленного на решение одной большой задачи – раскрытие тайн ледникового периода. С именем Гросвальда обычно связывают особую модель оледенения Арктики – концепцию Панарктического ледникового покрова. Эта модель появилась не сразу, в ее становлении было несколько этапов. Сначала был воссоздан образ огромных ледниковых покровов – наземных, "морских" (т. е. налегавших на шельфы) и плавучих.

Затем были реконструированы столь же гигантские системы "стационарного" стока талой воды. Наконец, теперь нам открываются новые черты ледникового периода, без которых его портрет оставался неполным: гидросферные катастрофы. И мы видим, как память о великих потопах, донесенная до нас мифами древнейших народов, вписывается в физическую картину "ледникового" мира. Эта картина становится сложнее, но она не теряет правдоподобия, в ней вяжутся все концы. Лишний раз убеждаешься, что реальные события истории Земли, даже недавней, были увлекательнее любых "наворотов" фантастов.

Автор не навязывает своих выводов, к ним, по существу, мы приходим сами. Причем делается это, вроде бы, просто, хотя за этой простотой стоит огромный задел, накопленный географической наукой за последние десятилетия. Задел в разработке новых методов, особенно дистанционных аэрокосмических. Задел в гляциологии и палеоклиматологии, особенно в "добыче" палеотемператур из глубины ледниковых щитов, истории океана из разрезов коралловых рифов, в компьютерном моделировании ледников и климатов прошлого. Наконец, задел во флювиальной геоморфологии, нашедшей пути восстановления режима древних потоков по рельефу их долин.

Надо отдать должное и автору, его умению взглянуть на геоморфологические ландшафты широко, распознать за деталями целое, за простым – сложное, за привычным – новое и необычное. Недаром говорят, что самое трудное – это увидеть то, что лежит прямо перед глазами и чего не видит никто, хотя оно видно всем. Можно предсказать, что после данной работы следы гидросферных катастроф начнут обнаруживаться всюду. И как все будут недоумевать, что они оставались незамеченными.

Сейчас есть несколько разных моделей оледенения, и факт гляциальных прорывных потопов совместим не с каждой из них. Можно быть сторонником модели Гросвальда, можно быть ее противником. Однако нельзя не заметить, что указанный факт вписывается лишь в ту картину оледенения, которую мы знаем по книгам и статьям автора.

Вместе с оледенением, грандиозные гляциальные потопы проявляются как новый, ранее не известный элемент "Земной системы", начинавший действовать в эпохи дегляциации. Без этого штриха – катастрофических потопов – картина глобальных изменений позднеледниковий оставалась неполной. Мы еще увидим, как они встанут в ряд с такими событиями этих эпох, как внезапные повышения уровня океана, коллапсы ледниковых щитов, выбросы айсбергов и похолодания климата, которые "записаны" в изотопном составе льда Антарктиды и Гренландии. Не исключено, что настоящая работа даст ключи к раскрытию глубинных связей в этих событиях и поможет понять, что в них первично, что вторично.

Работа открывает еще одну страницу в книге о нашем физическом мире. Вот так: тысячи ученых проводят жизни в его исследованиях, а конца открытиям все нет, налицо все новые доказательства его неисчерпаемости. В самом деле, кто из начинающих географов не сокрушался, что все крупные открытия сделаны до них. Эта работа их успокоит: непознанного много больше, чем нам порой кажется.

Академик В. М. Котляков.

Содержание