Ладожское озеро


Евразийские гидросферные катастрофы и оледенение Арктики

Автор: М. Гросвальд
Источник: Москва, «Научный мир» 1999. ББК 26.222.8:823; ISBN 5-89176-067-3
Полный вариант в формате DJVU (14.5Mb)

ГЛАВА 2
ПРИЛЕДНИКОВАЯ ПАЛЕОГИДРОЛОГИЯ
КВАЗИСТАЦИОНАРНЫЕ СИСТЕМЫ ТАЛОГО СТОКА

2.2. О водном балансе систем стока

До сих пор, обсуждая проблемы плейстоценовой палеогидрологии Евразии, специалисты практически не учитывают эффектов подпруживания рек ледниковыми покровами. Все колебания в режиме и уровнях внутренних водоемов, таких, как Каспий и Арал, они традиционно объясняют изменениями в балансе атмосферных осадков и испарения (см., например, [Калинин и др., 1966; Зубаков, 1989]).

Специальных исследований гидрологического баланса древних бассейнов Евразии не проводилось, сведения об этом балансе скудны и противоречивы. Количественные оценки осадков, палеотемператур, испарения и стока по целым бассейнам отсутствуют, те же оценки для их отдельных частей имеются, но они разрозненны и не поддаются сравнению. Главное же, повторю, – почти никто не считается с фактором ледникового подпруживания, не учитывает роли межбассейновых перебросок стока в водном балансе, в колебаниях уровней внутренних морей.
Бассейн Транссибирской системы стока во многих реконструкциях рисуется бессточным (например, [Arkhipov et al., 1995]), что обычно связывают с аридизацией ледникового климата Сибири.

О его сильной аридизации пишет, в частности, В.И. Астахов [Astakhov, 1991, 1992]. В соответствующих реконструкциях реки Сибири предстают маловодными, а уровни внутренних водоемов, включая Арал и Каспий – низкими [Kvasov, 1979; Кислов, Суркова, 1996]. Последние, на наш взгляд, недооценивают степень плейстоценового снижения температур и испарения: так, для Каспийского региона, А.В.Кислов принимает их равными, соответственно, 1-4° и нулю.

Иные выводы следуют из анализа палеоботанических и геоморфологических данных. Судя по ним, ледниковый климат в Сибири и на Русской равнине оставался гумидным, и некоторое снижение количества осадков в них компенсировалось ослаблением испарения (на 45-50% при похолодании на 7-8° [Brakenridge, 1978]). Поэтому можно предполагать, что плейстоценовый сток сибирских рек мало уступал современному, и его поворот в Арало-Каспийскую впадину приводил к быстрому росту уровней ее бассейнов – настолько быстрому, что их превращение в систему проточных озер было геологически мгновенным.

По логике, столь же быстрым темпом шло и их опреснение. Последнее подтверждалось и палеонтологами, в частности, П.В.Федоровым [1978], который при этом ссылался на обедненность фауны моллюсков трансгрессивных фаз. Правда, теперь эта связь не выглядит столь определенной: по новым данным, соленость Каспия в периоды трансгрессий была не ниже современной [Менабде и др., 1992; Свиточ и др., 1998].

Что касается палеогидрологии и ледникового климата бассейна Гоби-Амурской системы, то и они исследованы довольно слабо. Правда, здесь имеется хороший задел, созданный работами Э.М.Мурзаева, Н.Т.Кузнецова, Е.В.Девяткина и российских палеоботаников, которые установили, что аридные впадины Центральной Азии при похолоданиях увлажнялись.

Это увлажнение – одно из следствий климатических связей, существовавших между Центральной Азией и Арктикой, в том числе – воздействий полярных ледниковых щитов на природу внутренней области материка. Ледниковые щиты создавали циркумполярную зону высокого давления и отклоняли атлантические циклоны на 20° к югу [Kutzbach, Wright, 1985], что не могло не способствовать росту атмосферных осадков и оледенения на юге Сибири и в Центральной Азии.

Похолодание в этих областях было достаточно сильным (на 8-9° [Kuhle, 1988]), чтобы вдвое уменьшить потери на испарение, температуры же оставались сравнительно высокими. Так что климат был не полярным, а лишь умеренно-холодным, с довольно длинным сезоном летнего таяния [Pachur et al., 1995]. Эти факторы – высокие нормы осадков и интенсивное таяние снега и льда – создавали условия для усиления речного стока и трансгрессий озер. А материалы спорово-пыль-цевого анализа, наблюдений за береговыми линиями озер, палеонтологии и геохимии отложений дна котловин подтверждают реальность таких изменений.

Итак, судя по имеющимся данным, Гоби-Амурская система была сравнительно многоводной и включала крупные проточные озера. Такой же была и Транссибирская система. Большую роль в их гидрологических балансах должен был играть талый ледниковый сток, что подтверждают и некоторые расчеты. Так, по определению М.Г.Кунаховича (личное сообщение), ледниковая составляющая стока в первой системе достигала 1400 км3/год, а во второй – 700 км3/год. (При этом Кунахович исходил из данных о морфологии ледников и высотах границы питания, которые он почерпнул из схем автора и Т.Хьюза, и из допущения, что средние температуры Евразии снижались на 7°.)

Учитывая эти результаты, а также данные о снижении осадков и испарения при похолоданиях, можно оценить суммарные объемы стока и расходы воды в обеих системах: на замыкающем створе Транссибирской системы, в Манычском спиллвее объем стока должен был достигать 2500 км3/год, а в конце Гоби-Амурской системы, в низовье Амура – 1200-1300 км3/год. Расходы же воды через первый створ могли доходить до 60-70 тыс. м3/с, а через второй – 30-35 тыс. м3/с. Две последних оценки получены с учетом подходов и данных А.А.Соколова [1952].

Содержание