Ладожское озеро


Евразийские гидросферные катастрофы и оледенение Арктики

Автор: М. Гросвальд
Источник: Москва, «Научный мир» 1999. ББК 26.222.8:823; ISBN 5-89176-067-3
Полный вариант в формате DJVU (14.5Mb)

ГЛАВА 7
ЕВРАЗИЙСКИЕ ПОТОПЫ В КОНТЕКСТЕ
ГЛОБАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ ЭПОХИ ПОСЛЕДНЕЙ ДЕГЛЯЦИАЦИИ

7.1. Опыт геоморфологического анализа палеогидрологических систем

Всякая теория, имеющая дело с позднеледниковым климатом, обязана объяснить внезапность его изменений... Уровень океана испытал тогда три катастрофических подъема, которые совпали с коллапсами ледниковых щитов, извержениями льда и воды, перестройками циркуляции океана и атмосферы.
Пол Бланшон, Джон Шоу [Blanchon, Shaw, 1995, p.4]

Изложенные здесь результаты получены в основном методами геоморфологии. Геоморфологические подходы к потопам продолжают долгую традицию геологии, состоящую в изучении конкретных следов процессов, которые реально действовали в прошлом. Естественно, что такие подходы – исследование древних русел, эрозионных шрамов, древней ряби течения и прочего – не исключают, а лишь дополняют методы традиционной гидрологии [Baker, 1994, 1997].

Использовав геоморфологические методы, мы смогли дать принципиально новую интерпретацию бэровских бугров, грив и лощин, ложбин древнего стока, песчаных гряд и сухих долин, которые были давно известны в Западной Сибири, на Тургае и низменностях Турана и Прикаспия. Удалось показать, что названные комплексы линейных форм входят в качестве интегральных частей в единый суперкомплекс – Транссибирскую систему гряд и ложбин, которая начинается в Центральной Арктике и выходит в Черное море и прадолины Польши и Германии. Что есть и другая система гряд и ложбин – Уральская, которая простирается меридионально, вдоль обоих склонов Уральских гор, и открывается в Приаралье. И что обе эти системы сформированы частью подо льдом, частью во внеледниковых условиях.

Тот же анализ позволил выяснить, что обе системы созданы не "нормальными" реками, а катастрофическими потоками огромной мощности. Только связью с катастрофами могут быть объяснены грандиозные размеры систем стока, присутствие в них участков скебленда, а также тот факт, что их элементы прямолинейны, взаимно параллельны и имеют ориентировку, которая мало зависит от рельефа местности. А гидравлические параметры рассматриваемых потоков не просто подтверждают их катастрофический характер, но и позволяют сделать заключение, что по своим масштабам евразийские катастрофы были близки к марсианским.

Как следует из наших расчетов, традиционные механизмы не пригодны для объяснения евразийских потопов. Ни подпрудные озера Сибири, ни донное таяние ледниковых щитов не могли дать те количества воды и энергии, которые реально участвовали в потопах. Их источником могла быть только глубоководная часть Северного Ледовитого океана, превращавшаяся в замкнутый бассейн – Арктическое подледное (ледниково-подпрудное) озеро.

Ледниковой перемычкой, возникавшей на месте пролива Фрама, Арктическое озеро отрезалось от "остального" океана, поэтому озеро было способно к накоплению массы и энергии, тогда как Мировой океан их терял. Поверхность льда Арктического озера могла повышаться до 1000-1200 м, в то время как уровень океана падал до – 130 м, так что перепад высот между началом и концом систем стока мог составлять и даже превышать километр. А когда в расчет включается и та колоссальная водно-ледовая масса, которая возникала в центре Арктики, то появилась возможность для объяснения и общей энергии потопов, и их необычной гидравлики. В частности, стало понятно, почему пластовые потоки Сибири могли иметь 1000-километровую ширину и почему их струи были прямолинейны и параллельны, способны резать "углы" и двигаться вверх по склонам.

Ни один из этих выводов не был бы возможен без предварительных "наработок" геоморфологии: без количественной палеогидрологии В.Бейкера и Дж.Дьюри, давшей методы восстановления скоростей и расходов потоков по морфологии их русел; без интерпретаций Дж. Шоу, позволивших увидеть пути движения подледных потоков; без работ "русловиков" Н.И.Маккавеева, И.В.Попова и Р.С.Чалова, указавших на связи систем прямолинейных долин с катастрофическими потоками; без открытий морских геологов П.Вогта, А.Гранца, М.Якобссона и других, сделавших возможным решение загадки евразийских потопов; наконец, без вклада сотен исследователей Сибири, Прикаспия и Турана, оставивших описания бэровских бугров, песчаных гряд, древних ложбин стока и гривно-лощинных комплексов.

Вместе с тем, как уже указывалось во введении, теория евразийских потопов представляет геоморфологический "тест" для модели Панарктического ледникового покрова. С одной стороны, возникнув на месте Северного Ледовитого океана и его побережий, такой покров не мог не вызывать реорганизаций систем стока Евразии. С другой стороны, образование квазистационарной системы талого стока, подобной той, что показана на рис. 9, было бы немыслимо без сплошной ледниковой плотины на севере. Теперь эта мысль может быть продолжена: не только квазистационарные системы стока, но и грандиозные гидросферные катастрофы остались бы необъяснимы, не будь Панарктического ледникового покрова и его взаимодействий с океаном.

Содержание